«Убийственный» эксперимент

Закон обязывает жертв ДТП заниматься самолечением. В идеале полагается умело выбраться из подбитой машины, отползти на обочину, достать аптечку и забинтоваться. Еще возможен вариант ожидания. Вокруг всегда полно машин и при каждой набор юного медика по оказанию первой помощи. Поэтому разрешается просто лежать и ждать, когда общественность вокруг организуется, займется делом, коллегиально поставит диагноз и применит необходимые по случаю навыки.

Ради подобной идеалистической картинки нам и навязали новую аптечку, потратив на ее внедрение грандиозные интеллектуальные силы специалистов Минздравсоцразвития. При этом сделать на дорогах страны подстанции «Скорой помощи» никто даже и не попытался.
Как известно, с позиции автослесаря все машины давно сломались. С точки зрения врача все вокруг заболели, а по мнению милиционера — кругом одни преступники. Но, как оказалось, милиционеры подозревают народ еще и в черствости. И путем эксперимента трансформировали это подозрение в уверенность, подбросив на дорогу окровавленное детское тельце вперемешку с велосипедом в одном из сел астраханской области. Водители не решались останавливаться и ехали дальше. Те немногие, кто все же рискнул остановиться, получили наклейку на лобовое стекло и вежливое рукопожатие ГАИ. Но «Скорую» все равно никто не позвал. Хотя, может, и не успели: милиционеры уж очень быстро выбегали из кустов, пугая прытью и стремлением быстрее всех подобраться к луже крови.
Так мы черствые?
Нет, опытные. Отсутствие судимости не наша заслуга, а недоработка милиции. Нормальный водитель со стажем знает, что остановка возле трупа гарантирует уголовное дело. Порадовать обнаруженным телом полагается и врачей, и милиционеров. Первые приезжают и констатируют непоправимое, вторые шьют дело. С их позиции все понятно – есть водитель, есть машина, есть валяющееся тело. Желающие могут попытаться доказать, кто тут конкретно не является верблюдом. Правоприменительная практика подтверждает, что первым подозреваемым становится тот, кто крутится возле тела и позвонил по «02». Вопрос следствия – почему все проехали, а вы, уважаемый, остановились и позвали нас? А не потому ли, что остальные непричастны, а вы как раз сбили человека и чтоб отвести подозрения и прикинуться не убийцей, а свидетелем, позвонили по телефону, имитируя добропорядочность и законопослушание?
А еще опытные водители знают, что тело нельзя трогать. Пока оно лежит на обочине и тихо помирает, есть возможность немножко побыть непричастным. Но если водитель в сердобольном порыве хватает поверженного в намерении побыстрей довезти его до больницы, а тот неблагодарно умирает на заднем сиденьи, тогда гарантирована статья 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности».
Проводившие эксперимент на живых людях астраханские придорожные милиционеры удивились, что народ на них обиделся. В оправдание они сообщили, что уже давно так себя ведут и раньше все сходило с рук, а вообще это все для того, чтобы дисциплинировать водителей. Тут они правы. Труп ребенка под колесами действительно дисциплинирует. В отличие от трупа милиционера, который еще и радует.