Казнить нельзя помиловать

Хорошо буржуям: посчитает какой-нибудь судья из Лондона, что сэр Джон Буль, присевший за руль после трех бутылок пивка, ничего тем самым не нарушил, так судья из Манчестера должен принять во внимание точку зрения своего коллеги. У них это называется прецедентное право.

Ехал себе товарищ Вячеслав С. по федеральной дороге «Кавказ» и ехал... Можно сказать, что даже никого не трогал. И тогда инспектору ДПС отдела ГИБДД города Невинномысска товарищу Неботову вздумалось тронуть Вячеслава.

— Капот, уважаемый, откройте! — потребовала милицейская форма. — Номерочки будем сверять...

Подкованный в мучительных общениях с милиционерами водитель С. на домогательства парировал со знанием дела:

— Я бы, конечно, с удовольствием, но руки пачкать не хочу. Да и не обязан. Вам надо — вы и открывайте!

Ох, и не понравилось товарищу Неботову такое упрямство товарища С. И недолго думая сочинил он протокольчик: мол, Вячеслав отказался выполнить законное требование сотрудника милиции. И нависла над водителем С. угроза: быть оштрафованным или — того хуже — арестованным на срок до пятнадцати суток.

На судебное заседание Вячеслав явился в полном тюремном обмундировании — в полосатой робе и кандалах. И даже — с мешком сухарей...

А едва ли не тем временем «на другом конце света», в городе Ульяновске, по улице Степной ехал себе и ехал, никого не трогая, водитель Кирилл А. И так он был неприметен, что вызвал подозрение у инспектора ДПС местного отдела ГИБДД товарища Тозирова.
— Капот, уважаемый, откройте! — потребовал милицейский офицер. — Номерочки будем сверять...

Подкованный в мучительных общениях с милиционерами Кирилл А. домогательства тоже парировал со знанием дела:
— Я бы, конечно, с удовольствием, но руки пачкать не хочу. Да и не обязан. Вам надо — вы и открывайте!

Инспектору ДПС товарищу Тозирову тоже не понравилось такое упрямство товарища А. Недолго думая он тоже сочинил протокольчик: мол, Кирилл отказался выполнить законное требование сотрудника милиции. Над водителем Кириллом А. тоже нависла угроза: быть оштрафованным или — того хуже — арестованным на срок до пятнадцати суток.

На судебное заседание Кирилл явился в полном тюремном обмундировании — в полосатой робе и кандалах. И, как водится, с мешком сухарей...

И не было бы в этих историях ничего смешного, если б не было грустного: у них оказался разный финал...
Когда в «друзьях» согласья нет...

Первую историю — с Вячеславом С. — взялся рассматривать мировой судья судебного участка № 2 Ленинского района города Ставрополя товарищ Русских.

Прикинув одну норму права к другой, помножив их на здравый смысл, судья постановил: Вячеслав С. прямо в здании суда может смело скинуть с себя робу и чувствовать себя, как и прежде, свободным человеком, ибо он закон не нарушал! Ведь требование сотрудника милиции (или полиции) открыть капот вряд ли следует считать законным! Ведь такой обязанности — открывать капот по требованию — закон на водителя не возлагает. К тому же Вячеслав не препятствовал проведению досмотра сотрудником ГАИ: на капот не ложился, «покончу с собой, если откроете» — не кричал.

Стало быть, невиновен!

И выдал мировой судья Вячеславу С. документ — постановление о прекращении в отношении него дела. Ибо дела-то никакого и нет!
А едва ли не тем временем в судебном участке № 10 Засвияжского района города Ульяновска мировой судья Навасардян принялся рассматривать вторую — до боли похожую — историю с Кириллом А.

Прикинув одну норму права к другой, помножив их на «здравый» смысл, судья Навасардян постановил: Кириллу А. следует потеплее одеться, ибо там, где ему придется отбывать наказание, не то чтобы холодно, но зябко. И свободным человеком на ближайшие полмесяца он чувствовать себя явно не будет. Ибо виновен: не выполнил законное требование сотрудника милиции открыть капот! И тем самым воспрепятствовал исполнению им своих служебных обязанностей. Ведь кто б сомневался: физическая подготовка сотрудников Ульяновской ГАИ столь слаба, что поднять капот собственными руками — все равно что перевыполнить норму по физической подготовке.
Правда, мировой судья Навасардян, выяснив, что у Кирилла А. нет теплой одежды, сжалился над бедолагой и в меру возможного пощадил его: выдал постановление не об административном аресте, а о штрафе в пятьсот рублей.

Говорят, что мировые судьи товарищ Русских и товарищ Навасардян, вынося постановления, руководствовались одинаковыми нормами права.

Только поняли их... по-разному.

Прежде узнай, где лучше «нарушать»!

Во множестве цивилизованных стран (и прежде всего в странах англосаксонской правовой семьи) основным источником права признается судебный прецедент. В некоторых же других странах, в частности, во Франции, прецеденты используются для восполнения пробелов в законодательстве. Благодаря этому решения вышестоящих судов создают единообразие судебной практики. То есть в итоге — единообразие наказаний.

В России же прецедент официально не является источником права, ибо мы относим себя к системе романо-германского права, где главную роль в регулировании правоотношений играет закон.

Даже такое понятие, как «прецедентное право», в российском законодательстве отсутствует напрочь.

Потому-то и рождаются в разных регионах (а случаев, подобных вышеописанным, — тысячи!) уродцы.

И пока мы не позаботимся о заимствовании лучших правовых традиций цивилизованного мира, до тех пор так и будет: что в Самаре станет преступлением, то в Питере — невинной забавой.

Со всеми вытекающими для нас абсолютно разными последствиями...