Полное бездорожье

Активное уничтожение села началось при советской власти. Крестьян объявили врагами революции, поскольку их труд подразумевал эксплуатацию человека человеком.

Для них возродили крепостное право, а экономическая доктрина СССР была построена на обустройстве приличной жизни пролетариату за счет крестьянства. В менее людоедский период, уже после смерти Сталина, крестьян продолжили добивать, придумав термин «бесперспективные деревни». И все это время селян держали подальше от города, отрезав их от страны непролазной грязью. Дороги на селе не строили, изредка прокладывая рокады двойного назначения, хотя в целом считалось, что страна у нас слишком большая, чтобы тянуть асфальт к каждому хутору и правильней делать вездеходы, а не дороги.

Но сегодня все же существует государственный стандарт, согласно которому уж если кто-нибудь вздумает строить дорогу, то она непременно должна быть двухполосной. Однако руководитель Росавтодора Анатолий Чабунин заявил, что это слишком дорого:
— Мы внесем новый ГОСТ по сельским дорогам. На сегодняшний день действующий ГОСТ позволяет строить дороги общего пользования в населенных пунктах, даже малочисленных, только в двухполосном исполнении, а опыт показывает, что можно строить в однополосном исполнении с разъездными карманами...

Судя по всему это тот самый опыт времен расказачивания и раскулачивания крестьянства, когда для карательных частей особого назначения (ЧОН) хватало одной полосы, чтобы подобраться к деревне, после чего дорога вообще становилась не нужна, поскольку людей расстреливали на месте, а село либо сжигали, либо оставляли в назидание пустым и страшным. Инициатива Чабунина вполне продолжает идею советской власти расправиться с крестьянами окончательно, но уж если и выживут, то пусть сидят у себя на кочке и в город не суются. Примечательно, что сам Чабуни родом из поселка Чаны под Новосибирском, то есть ведает, что творит. Хотя его эвакуация на большую землю пролегала не по грунтовке местного значения, а, скорее всего, по железной дороге, построенной не Росавтодором, а Александром Вторым.

А еще, как стало известно, бывшего сельского паренька Чабунина огорчают разговоры о хищениях:

— Многим кажется, что в дорожной отрасли воруют особенно много… Думаю, что масштабы хищений не превышают общероссийские...
Есть в этих словах лукавство. Анатолий Михайлович Чабунин перед тем, как стать главным дорожником, всю жизнь был финансистом. Он и Новосибирский институт народного хозяйства закончил по специальности «Финансы и кредит», и всю предыдущую биографию создал в полном соответствии с полученными знаниями и был начальником бюджетно-финансового управления Минэнерго, потом начальником финансового управления Росавтодора, так что про деньги и воровство осведомлен отлично. Правда, ничего не знает про уголовные дела, возбужденные по профилю его ведомства и делает публичный вывод:

— Ни одного громкого дела нет, но у всех на устах: «это – воры». Где факты? Давайте оперировать фактами: «вот на такой-то дороге украдено столько-то». А так – домыслы...
Анатолий Михайлович, а про уголовные дела по трассе «Амур» вы не слышали (дело на 7 миллионов против ФГУ «Дорожно-строительный департамент «Дальний Восток», дело на миллион против ФГУ ДСД «Дальний Восток», третье дело против того же ФГУ ДСД «Дальний Восток» на сумму 128 млн.руб)? А про 145 миллионов рублей, ушедших в карман при реконструкции Варшавского шоссе, и освоенных в рамках этого же дела 5 миллиардах вы не знаете, а про тендер в 1,5 миллиарда рублей на ремонт трассы «Кавказ» вам никто так и не рассказал? Эти громкие уголовные дела есть в открытой печати. Как есть в открытых источниках информация и про окончательно бездорожную жизнь навсегда обездоленного и отрезанного от страны села.