Ворон ворону…

Недавняя скандальная история с участием простого инспектора ГАИ и начальника УСБ столичной полиции со всей очевидностью доказала полную недееспособность отечественной правоохранительной системы в целом.

Ведь если бы на месте «контрразведчика» оказался простой гражданин, никакие жалобы ни начальникам инспектора, ни в прокуратуру и суд не помогли. Придорожного полицейского, по заведенной традиции, посчитали бы правым, даже если он действительно вымогал взятку, а не пресекал правонарушение (по первоначальной версии служивого, напомним, он остановил начальника УСБ за значительное превышение скорости). С другой стороны, если уэсбешник действительно нарушал, а затем и побил стража дорожного порядка, то грош цена столичной ГАИ, коли она не способна доказать свою правоту в споре с сильными мира сего. Это значит, что люди при деньгах или власти по-прежнему неприкосновенны и ни о какой справедливости, неотвратимости наказания и других демократических ценностях говорить в нашей стране не приходиться. Но дело, считает обозреватель радиостанции «Вести FM» Сергей АСЛАНЯН, не только в этом…

Человеку тяжело сражаться с системой. Один на один он уязвим и скорее всего проиграет. Чтобы противостоять, необходимы специальные навыки, опыт и характер. Обыватель, как правило, ни к чему не готов. А в стремлении к пиву, тапочкам и телевизору он тем более обречен, как вырванный из стаи карась, подвернувшийся хищной щуке. Уклониться от боя невозможно. Его в одностороннем порядке навяжут. И если вместо отпора показать тягу к дивану, поражение гарантировано.
ГАИ кормится обывателем, как щука карасем. Обыватель не хочет воевать даже за свои права и свободу, ему нужно побыстрей проехать и чтоб его не трогали. Инспектор об этом знает, поэтому всегда нетороплив, тягостен и расчетлив. А поскольку придорожных полицейских в стране 120 000, а всего полицаев под 2 миллиона, популяция хищников становится повсеместной и уворачиваться все сложней. Но по закону столь больших чисел, рано или поздно, милиционеры начинают охотиться друг на друга. Не преднамеренно, по чистой случайности, но в последнее время все чаще и неизбежней.

Конфликт московского инспектора ГАИ Алексея Сорокина, цапнувшего из потока Volkswagen Touareg начальника столичного Управления собственной безопасности Александра Трушкина, увлекателен прежде всего тем, что наконец-то попался не беззащитный обыватель, а настоящий полковник. Теперь обычный инспектор, привычно тянувший лямку в неположенном, но кормящем месте, с размаху наступил на грабли так, что резонансно заискрилось по всей столичной ГИБДД. Зато как чудесно, что вместо терпилы, заранее проигравшего бы эту встречу, инспектору стремительно пообломали зубы полномочиями увесистого чина. Щука в один взмах неволшебной палочки превратилась в банального карася. Редкостное испытание на прочность для милицейской шкуры.
Примечательно, что обе стороны тут же выступили с обвинениями, но инспектор против полковника не потянул, быстренько отказался от своих слов и, будучи с сильно прищемленным хвостом, от тоски завыл на прессу, пообещав подать в суд на каждого клеветника в отдельности. По идее, такой замах обещает несколько сотен увлекательных судебных процессов.

Вообще-то, столичное Управление собственной безопасности работать не умеет. Чиновникам этого подразделения удавалось опозориться и блеснуть непрофессионализмом на показательных рейдах в присутствии журналистов. Эффективность у них на таком уровне, что не чем похвастаться даже по большим праздникам. Хотя, с другой стороны, если б они умели работать, в милиции людей не осталось.

Зато теперь лично у начальника столичного УСБ зачет на профпригодность перед всей страной. Первую часть теста он уже прошел, заставив оппонента поджать хвост и поостыть с обвинениями. Вторая часть теста будет называться «Результаты проведенной проверки» и станет не менее важной составляющей зачета. Ну, а третья часть, обязательная, называется «Наказание».
Место обывателя в этой разборке – в партере. В кои-то веки ему ничего не будет и на какую сторону ни ставь, он все равно в выигрыше. Тем более, что не жалко ни полковника, ни инспектора. Пусть один из них, при чем любой, получит по заслугам.