Совет за любовь. МВД

Дмитрий Медведев подписал Указ «Об утверждении Положения об Общественном совете при Министерстве внутренних дел Российской Федерации». Идея приглядывать за самыми слабыми и недееспособными из силовиков чудом пролезла в закон «О полиции», поэтому совет все равно пришлось бы создавать.

Министр внутренних дел страны г-н Нургалиев получил Указ, вежливого корреспондента с вопросами, видеокамерой и ковровым кабинетом. Застегнув китель с четырьмя генеральскими звездами он ровным голосом дал интервью.

В Указе президент написал, что приглядывать за милицией будут граждане, члены общественных объединений и организаций. Нургалиев поправил Президента – приглядывать будут бизнесмены.

Понятно, что Общественный совет имеет шанс получиться таким же никчемным, как и Общественная палата. В нем соберутся безвестные, четко организованные люди, рекомендательно хмурящие лбы в масштабном осознании проблем, сверкающие ответственностью и значимостью постигнутого. Рассуждать о работе милиции должны проверенные люди с тщательно взвешенной позицией.

А было бы увлекательно, если вместо заранее отсортированных общественных организаций и всегда готового к союзу с милицией бизнеса в Общественный совет прорвались нормальные люди. Например, хорошо знающие проблемы ГАИ правозащитник Виктор Травин, адвокат Леонид Ольшанский, и даже многими забытый лидер «Движения автомобилистов России» г-н Похмелкин. Было бы интересно поглядеть на заседание Совета, куда пришли те, у кого во дворе дома отобрали «права» за езду по встречке, те, кто за стакан кефира получили лишение по алкогольной статье, те, кому письмо счастья нарисовало скорость 211 км/ч на ВАЗ 21011, те, кто выкупал свою машину с подпольной милицейской штрафстоянки.

На заседании Общественного совета при министерстве внутренних дел уместно смотрелись бы те, в кого инспекторы ГАИ стреляли при задержании, родственники тех, кто погиб в столкновениях с инспекторами ГАИ в ДТП, в разборках их пьяного разгула; так же полезно было бы присутствие людей, в чьи машины врезались на своих неприкасаемых автомобилях судьи, прокуроры, опричники, депутаты.
Весомый вклад в контроль за полицаями внес бы избитый инспекторами ГАИ на пороге Челябинской больницы водитель, пытавшийся госпитализировать жену с послеродовым кровотечением, позитивно смотрелся на слушаниях Олег Щербинский, посаженный в тюрьму за то, что об его машину убился алтайский губернатор, рядышком пришлась бы кстати Алена Ярош, в Opel которой врезался негодяй Шугаев, возивший на служебной BMW представителя президента в Госдуме Минха, тут же было логично присутствие адвоката доктора Алекасндриной, погибшей на Ленинском проспекте благодаря нефтепромышленнику Баркову. А вот самого Баркова, хоть он и есть желанный представитель бизнеса, на заседание Совета пускать нельзя даже за очень большие деньги.

Но никого из людей, прочувствовавших на своей шкуре необходимость контроля за полицаями, тут не будет. Ведь членам совета полагаются специальные удостоверения и право без согласований входить в казематы, получать ответы и припирать к стенке. Друзьям полиции это можно. Жертвам – нет.