Себастьян Ожье: «Я Себ, но не Лоэб!»

Себастьян Ожье, 27-летний французский раллист, — один из самых интригующих пилотов нынешнего сезона. Тот самый «маленький Себ», «пригретый на груди» семикратного чемпиона Себастьяна Лоэба, который в недалеком будущем вполне может существенно его потеснить…

— Себастьян, как правило, все твои официальные биографии редко касаются того, что было до WRC, даже ничего не пишут, почему ты вообще решил стать гонщиком.

— Если честно, я мечтал стать гонщиком с детства. Но только шесть лет назад у меня появилась настоящая возможность выступать на профессиональном уровне. Довольно быстро начал показывать хорошие результаты и получил больше возможностей, чтобы развиваться и попасть в мировой чемпионат. Сейчас еду за лучшую команду мира — «Citroёn». Включился в борьбу за титул чемпиона мира, который является моей настоящей целью в автоспорте.

— Родители одобрили твое решение? Ведь гонки — это опасное дело, и уже в нынешнем году у тебя было немало инцидентов…

— Конечно, определенный риск всегда существует, но родители счастливы, что я занимаюсь тем, о чем всегда мечтал. Хотя, конечно, мама волнуется, когда я выступаю, но и радуется, когда выигрываю.

— А почему ты выбрал именно ралли, а не «кольцо», например?

— Начнем с того, что я получил возможность стартовать именно здесь, а не в «кольце». Но я действительно предпочитаю ралли! В первую очередь из-за разнообразия. Все этапы чемпионата мира очень разные, проходят на различных поверхностях — это и гравий, и асфальт, иногда снег, и мне такие перемены действительно нравятся.

— А трассы какого типа ты любишь больше всего?

— Предпочитаю гравий. Мне нравится, когда машину заносит, само это ощущение… В этом плане мне очень по душе последний этап — ралли Финляндии.

— Если не ошибаюсь, раньше «Citroёn» чувствовал себя не вполне уверенно именно на гравии…

— На самом деле в прошлом это было характерно для французских пилотов в целом — быть сильнее на асфальте, потому что у нас такого рода гонок больше. Но все меняется, и Себастьян Лоэб, семикратный чемпион мира, уже доказал, что мы можем быть быстрыми везде. Я тоже стараюсь, это уже мой третий чемпионат во «взрослой» команде, и большинство этапов в календаре — гравийные. Так легче прогрессировать на этом типе поверхности!

— Даже на официальном сайте WRC тебя называют «наследником трона Лоэба». Как ты себя ощущаешь в этом качестве? Нет ли дискомфорта?

— Конечно, это приятно. Но, естественно, я хочу, чтобы меня воспринимали скорее как еще одного хорошего гонщика, а не как второго Лоэба. Сложно повторить такую фантастическую карьеру, как у него. Будет здорово, если мне удастся хотя бы часть, и, конечно, я постараюсь сделать все от меня зависящее. Но даже если завоюю только один титул чемпиона, уже будет здорово. Конечно, выиграть столько титулов, сколько он, — еще лучше, но никакого давления в связи с этим я не чувствую. Неудивительно, что меня с ним сравнивают, у нас много общего, но скоро сравнения забудутся и на меня будут смотреть как на Себастьяна Ожье, а не как на Себастьяна Лоэба.

— То есть аварии, которые временами происходят, никак не связаны с нервами, давлением, борьбой за титул?

— Аварии — это неотъемлемая часть карьеры любого гонщика в ралли и необходимая часть обучения. Главная цель — извлечь из таких инцидентов все полезное. К счастью, то, что уже происходило в этом сезоне, не имело других последствий, помимо потери очков. И моя задача на будущее — продолжать в том же духе, но стараться ехать стабильнее и избегать аварий.

— Какие-то другие виды спорта тебе помогают расслабиться или, наоборот, подготовиться к гонкам?

— Обожаю заниматься спортом! Люблю карабкаться в горы, люблю горные лыжи, велосипед, бег… Ты права, это хороший способ снять стресс и быть в хорошей физической форме.

— Бытует мнение, что ралли — наиболее интеллектуальный вид автоспорта.

— Мне кажется, думать надо в любом виде соревнований в автоспорте. Ты можешь ехать быстро, но если хочешь стать чемпионом, нужно иметь мозги и уметь их использовать. И в ралли, и, конечно, в «Формуле-1».

— Но в ралли важны мозги не только пилота, но и штурмана, чья фигура обычно менее заметна…

— Да, штурман очень важен! Мы с Жюльеном Инграссией выступаем вместе с самого начала, очень хорошо друг друга знаем, у нас хорошие отношения. И это очень помогает, ведь мы делаем общую работу и должны доверять друг другу. Мы уже настолько притерлись, что понимаем друг друга с полуслова.

— Правда, что ты мог перейти из «Citroёn» в «Ford»?

— Действительно, в прошлом году было такое предложение, но я посчитал, что мне интереснее оставаться в «Citroёn», за который выступаю с 2008 года, начиная с юниорской команды. И подписал контракт еще на четыре года.

— То, что происходит сейчас в чемпионате, — это реальная схватка за титул между двумя партнерами по конюшне? В команде нет номеров 1, 2?

— Нет, не думаю. Мне дан такой же шанс, как и ему, это хорошо для спорта, и да, мы действительно ведем борьбу за титул чемпиона. Но также есть Микко, который занимает высокое место в чемпионате, и основная цель — это победа в зачете производителей. Это главное. И уж затем — чтобы кто-то из пилотов взял личный титул… И возможно, у меня получится это сделать!