Поколение Шумахера не умирает

Очень сложно писать что-то о гонщике, историю которого многие любители автоспорта, возможно, знают наизусть. И не удивлюсь, если скоро в школах мальчишки и девчонки будут изучать Шумахера как одного из героев современности. Но для российских поклонников автоспорта жизнь Михаэля Шумахера — это не просто блистательная карьера пилота, прошедшего путь от простого мальчишки из Керпена до властителя умов, сердец и недвижимости в самых престижных местах земного шара.

Ведь «формулический» Шумахер — практически ровесник современной истории «Формулы-1» в России. Дебютировав в гонках Гран-при в 1991 году (Михаэль заменил угодившего под арест за драку с таксистом Бертрана Гашо), свой первый полный сезон Шумми провел именно в 1992 году. Тот год стал началом регулярных прямых трансляций «королевских гонок» в России. Тот самый год, когда из хобби представителей отечественной «технической элиты» мужского пола, смахивающих пыль с коллекции моделей и подборки чешских автожурналов, «Формула-1» стала превращаться в массовое увлечение, и именно Шумахеру в этом процессе принадлежит значительная роль. И если гуру автоспорта копались в истории и болели за уже уходящих в прошлое героев — Сенну, Пике, Мэнселла и Проста, то первым кумиром нового, «телевизионного» поколения стал именно он, Михаэль. И за небольшой промежуток времени (забудьте плюрализм нынешних лет — Хэмилтон, Баттон, Алонсо, Петров, в конце концов!) поколение подростков начала 90-х разделилось на два лагеря: поклонники Шумахера, которые ласково звали Михаэля за его ослепительную улыбку «солнечным мальчиком», и их противники, окрестившие немца «стоваттной лампочкой» за то же самое выражение лица.

За Михаэля Шумахера говорит не только ошеломляющее количество побед, поулов и чемпионских титулов. В тот момент, в середине 90-х, немец буквально стал водоразделом между «Формулой-1» прошлого и будущего, он появился между сменой поколений гонщиков и серьезными изменениями технического регламента (кардинальной отменой активных элементов болида).

Смотрите сами: в 1992 году Шумахер на восходящем «Benetton» выиграл свою первую гонку (также на трассе в Спа) и стал третьим по итогам чемпионата, уступив только непобедимой паре «Williams Renault» Мэнселлу и Патрезе, которые в том сезоне были подавляюще непобедимы. Тогда родился самый знаменитый альянс: Шумахер и его инженеры — Рори Берн и Росс Браун. В 1993-м, в год краткого камбэка Алена Проста, Михаэль ехал ярко и доехал четвертым. Шумахер как-то незаметно или очень заметно одного за другим выживал признанных звезд того времени — Нельсона Пике, Алена Проста (он задержался только на один год, чтобы завоевать четвертый титул), Айртона Сенну…

В 1994 году он стал первым. В начале сезона на трассе в Имоле разбился, пожалуй, основной возможный на тот момент соперник Шумахера — Айртон Сенна. Впрочем, к сожалению, «Williams» уже был совсем не так хорош, как во времена чемпионства Мэнселла и Проста. И несколько лет главным соперником Михаэля был занявший место первого пилота конюшни Фрэнка Уильямса продолжатель знаменитой гоночной династии Деймон Хилл. Но он сумел отгрызть у «солнечного мальчика» титул чемпиона только в 1996 году. Правда, он мог стать таковым еще в 1994-м: на финальной гонке в Аделаиде Шумахер повредил автомобиль. Однако будущий чемпион встал поперек трассы, фактически бросившись под машину Хилла. И криминала в его действиях не нашли, хотя в тот момент на его счету было четыре (!!!) нулевые из-за дисквалификаций гонки. Михаэль попытался повторить подобный маневр в финале сезона 1997 года с Жаком Вильневым. На сей раз неудачно и с последующим аннулированием итогов чемпионата.

Вообще 1996–1999 годы стали для в тот момент еще двукратного чемпиона сложными. Вслед за ним на авансцену вышли другие гонщики нового поколения. За Хиллом появился Вильнев, потом набрал силу финн Мика Хаккинен на «McLaren». Сам же Шумахер отправился наводить порядок в «Ferrari».

Надо сказать, что в те годы Скудерия была командой, от которой многие уже ничего не ждали, кроме крепкой езды в середине пелетона (как нынешний «Mercedes»). Алыми болидами периодически рулили хорошие ребята типа Бергера и Алези, особой чемпионской стервозностью не отличавшиеся. «Да что вы хотите — итальянцы! Никакой немецкой собранности или британской педантичности, ничего тут уже больше не будет без железной руки Энцо Феррари!» — таково было мнение не только многих болельщиков, но и профессиональных журналистов. Однако удачные перестановки в топ-менеджменте команды и создание основной ударной силы вокруг Михаэля Шумахера дали свои плоды, хоть и не быстро. В какой-то степени команда чувствует это наследие и сейчас: в отличие от «McLaren» или «Red Bull» «Ferrari» продолжает оставаться конюшней, «заточенной» под одного пилота. Но это сейчас лучший результат на трассе дают конкуренция в одной команде и взаимозаменяемость гонщиков. А в те времена это имело смысл. Доходило до абсурда. В 1999-м Шумахер, еще не блеснувший титулом в «Ferrari», сломал ногу и пропустил шесть гонок. Что лишило его шанса бороться за титул. Но и своему напарнику Эдди Ирвайну он стать чемпионом не помог. В итоге выиграл Хаккинен… Зато 2000, 2001, 2002, 2003, 2004 годы стали годами Шумахера! Причем победа в сезоне-2000 оказалась для Скудерии первой после чемпионства Джоди Шектера в 1979 году. «Формула-1» стремительно начала терять былую популярность. Даже поколение Шумахера заскучало… По окончании 2006 года Михаэль ушел. Казалось — навсегда. Даже работа в качестве консультанта не оказалась долгосрочной: видимо, Шумахеру было мучительно больно наблюдать, как ездят другие. Попытки возвращения вместо травмированного Массы и тесты в 2009 году на первый взгляд показались рекламной акцией. Однако в 41 год, в 2010-м, Красный Барон вернулся на трассу с «Mercedes». Теперь Шумми едет ни шатко ни валко и, как сам признается, особой дрожи в коленках уже не испытывает. Впереди сражаются другие… Это скорее новый немецкий кумир, Себастьян Феттель, до боли напоминает «солнечного мальчика» образца середины 90-х! Но очевидно, что Михаэль по-прежнему получает от своей адской профессии удовольствие. Пока неизвестно, останется ли заслуженный пилот в «Формуле-1» еще на один год. Мнения коллег на эту тему разделились. Кто-то говорит, что, мол, пора прекратить позориться, кто-то кричит: ну дайте же Шумахеру нормальную машину! Среди последних — бывший босс Михаэля и нынешний президент FIA Жан Тодт. Один из противников, Ники Лауда, — пример удачного возвращения в 1982 году (после двух лет перерыва он выиграл третий титул чемпиона).

Впрочем, Шумахеру некому и нечего доказывать, в том числе и Лауде, который имеет на четыре титула меньше. В чем секрет прежних феноменальных успехов Шумахера, спорят до сих пор. Ведь всегда одновременно с ним были в пелетоне гонщики и более быстрые на отдельном круге, и более напористые при обгонах, и т.д. и т.п. Но семикратным стал только он. И кем бы он ни был для тех, кто любил или ненавидел его в 90-х, — «солнечным мальчиком» или «стоваттной лампочкой», теперь по России, Германии, Италии, Бразилии и другим странам бродит поколение Шумахера. А для тех, кто начинал смотреть «Формулу» с появления в ней Михаэля, то есть для нынешних 30–40-летних, Шумахер, быть может, символ того, что эта жизнь существует не только для молодых и голодных, любой ценой рвущихся к пьедесталу. И для счастья, может быть, и не нужно каждый раз побеждать, а достаточно хорошей работы, жены, детей и домика в Швейцарских Альпах. Но сам Шумахер вряд ли расскажет об этом в интервью или комментарии после гонки…