ЗиЛ жил, ЗиЛ жив, ЗиЛ будет жить

С начала года Москва спокойно жила, не подозревая, что у нее помер символ автомобилестроения — завод ЗиЛ. Про покойника вспомнили, когда на труп наткнулся мэр столицы. О последствиях размышляет обозреватель радиостанции «Вести FM» Сергей АСЛАНЯН.

Градоначальник осознал размер пустующих площадей, удобство коммуникаций и перспективы освоения всего этого богатства. Печаль в том, что труп завода нашелся не во-время. Если за эксгумацию приниматься немедленно, был шанс слишком быстро получить скандал и по шапке, а не перспективы и деньги. Поэтому мэр сделал более правильно: он выразил чувство глубокой озабоченности. Свита скорбь начальника приняла близко к сердцу и возбудила уголовное дело против директора завода Константина Лаптева, получавшего зарплату в размере годовой задолженности перед коллективом. Директора тут же куда-то дели и с тех пор ни про него, ни уголовное дело ни слуху, ни духу.

Зато новый директор Игорь Захаров поднатужился и запустил конвейер по выпуску самого бесполезного, никчемного и аморально престарелого грузовика страны, пригодного только для обеспечения PR-последствий, ну и чтоб рабочим было куда ходить на работу.
В российском автомобилестроении, как самой несчастной отрасли страны, принято вступать в должность тайком, подкравшись к руководящему креслу из ниоткуда и сразу затаиться, помалкивая и не вступая ни в какие разговоры с прессой. Так поступил Бо Андерсен, материализовавшийся в должности президента «Группы ГАЗ», так возник Игорь Комаров, хозяйствующий на ВАЗе, так же сыграл зиловский Игорь Захаров. Последний прожил в информационном подполье до осени. В конце лета один из начальников вроде бы собрался возобновить выпуск «Бычков» уже 15 августа, но Захаров даже на эту провокацию не отозвался и лишь сильней затаился. В тишине прошел и новый день рождения завода. В советское время его отмечали 7 ноября, полагая началом деятельности предприятия 1924 год, но теперь дату перенесли на 1916 год, добавив заводу лет до красивого 95-летия, а днем рождения назначив 2 августа. Страна приготовилась попраздновать, но из заводских ворот донеслось невнятное желание вернуться к этому вопросу в более привычном ноябре.

Ну, а на прошлой неделе конвейер внезапно ожил и в народ пошли «Бычки». Тут же появилось опровержение, что завод по-прежнему мертв, а жив только отдел рекламы и PR, сумевший разыграть «последний выдох господина ПэЖэ», о чем нам и рассказали-показали коллеги. Подкравшиеся к территории завода любопытствующие, жизни на нем так и не обнаружили, выезжающих с главного конвейера «Бычков» не нашли, склад готовой продукции, заставленный товарными автомобилями, не углядели.

Есть надежда, что покойник все-таки мертв и его не станут беспокоить хотя бы до весны будущего года и страна еще какое-то время спокойно поживет и без ожившего мертвеца, и без невыносимых «Бычков».