Свобода выбора. Автомобиля

Кубинские власти, как уже сообщал «АвтоВзгляд», разрешили населению свободно покупать-продавать автомобили. Запрет на подобные действия, напоминает обозреватель радиостанции «Вести FM» Сергей Асланян, был введен здесь более 50-и лет назад.

В заповеднике новая жизнь. Древним видам разрешено умирать в силу возраста, без искусственного дыхания и реанимационных мероприятий длиной в полвека. На их место скоро завезут свежие и здоровые экземпляры. Заодно потихоньку открываются ворота, кое-где убираются заборы и колючая проволока, в связи с чем хорошо сохранившиеся особи, способные к самостоятельному передвижении, имеют шанс не только выбраться за охраняемый периметр, но и набрести на внимательного хозяина, готового взять на себя заботу о долголетии и обеспечить счастливую старость. Поэтому все редкие виды, а их в заповеднике много, кроме свободы перемещения получают еще и шанс на продление жизни в наиболее заботливых руках, которые уже спешат на выручку из соседних стран. Ну, а новые виды, тоже в пути, отгружены на пароходы и караванами идут на остров. На остров Свободы, где свободы нет и в помине последние 52 года.

Когда на прошлой неделе власть Кубы, состоящая из одного престарелого генерала Рауля Кастро, разрешила гражданам покупать новые автомобили, страна обрадовалась, мир – изумился. Не многие знали, что на Кубе людям запрещен не только новый автомобиль, но и сотовый телефон, кондиционер, а иногда и простая электрическая лампочка. Но в основе запретов не только пролетарская ненависть к имуществу, но и всекубинская экономическая печаль отсутствия бензина, электричества и промышленности. Даже деньги на Кубе регулярно запрещали, поскольку купить на них все равно было нечего.

Но с тех пор, как Фидель Кастро наконец-то не в шутку занемог и выпустил власть из ослабевших рук, его родной брат Рауль, оказавшийся не таким уж и пламенным революционером, начал позволять людям немного человеческой жизни, а экономике и промышленности немного здравомыслия. И вот результат – кубинцам разрешили покупать новые машины. Запрет на подобные империалистические действия был введен сразу, как только на несчастном острове победила революция, то есть в 1959 году. Поэтому автопарк тут же стал заповедником образца 50-х годов. Клетка захлопнулась и страна принялась донашивать американское наследие. Огромные машины стали таким же символом Кубы, как автомат Калашникова. Но их восьмицилиндровые моторы выпили весь бензин, а Советский Союз не успевал снабжать революционеров топливом в надлежащих количествах. Да и патроны были нужней. Поэтому пока телехроника показывала неувядающую роскошь добротных американских автомобилей на улицах Гаваны, остальная страна пересела на гужевой транспорт и потихоньку впряглась в хомуты наравне с лошадьми, быками и соседской женой.

Теперь, вместе с амнистией новых автомобилей, кубинцы получили право на деньги, бытовую технику, мобильную связь. Если старший брат Фидель не выздоровеет, то следующий шаг – возвращение людям права на нормальную жизнь.

Престарелый автопарк Кубы состоит, в основном, из давнего американского ширпотреба. Просто автомобилей, на которых просто ездили. Выдающихся экземпляров редких серий мало. Но все равно, когда отпадает необходимость донашивать машину до последнего вздоха и можно оставить ее в покое, у многих автомобилей появится шанс либо наконец-то тихо умереть, либо попасть в руки ценителей и знатоков. Американцы умеют из всего сделать фетиш. И если древний Chevrolet или Ford сам по себе не особо интересен, то с кубинской биографией вполне может стать модным. Тогда приедут, выкупят, увезут, отреставрируют и заповедные экземпляры еще поживут.