Кого ни кинь, всюду — клин

Когда в луже крови на асфальте извивается в судорогах чье-то бренное тело, а еле живой от страха водитель, хватаясь за голову, в исступлении кричит “помогите!”, прийти на помощь осмелится не каждый.

Где поставить запятую — «помочь нельзя бежать»?

Сквозь густой туман Александр Ф. отчетливо видел лишь капот собственного автомобиля да мелькающие вдоль дороги фонарные столбы, пока на 163-м километре Можайского шоссе не появилось новое изображение: в лобовое стекло почти бесшумно уткнулось чье-то детское лицо.

— Ты что, идиот, под колеса лезешь? — Александр, выскочив из машины, набросился на лежащего в грязной луже подростка.
И в ответ услышал лишь глубокий стон, чередующийся с хриплым вздохом.

В жилах Александра застыла кровь. «Бежать! Только бежать!» — промелькнуло в его затуманенной голове. И с трудом — на деревянных ногах — забравшись за руль, он по-предательски нажал на газ...

Через два дня к нему домой пришел участковый:

— Собирайтесь, Александр Николаевич. Вас ждет следователь.

На допросе Александр Ф. во всем честно признался и даже раскаялся.

Следователь между тем не унимался:

— Вы же знаете, что Правила дорожного движения обязывают вас принять меры для оказания помощи пострадавшему! Вы же имели возможность вызвать «скорую помощь». В конце концов, могли сами отвезти ребенка в больницу! И что же?

— Я струсил.

Учитывая отягчающие обстоятельства, руководствуясь статьей 125 Уголовного кодекса РФ, за оставление пострадавшего в опасности суд приговорил Александра Николаевича Ф. к наказанию в виде лишения свободы сроком на один год...

А тем временем по странному стечению обстоятельств буквально в сотне километров от места первого происшествия случилось почти такое же: в густом тумане Ольга П., не узрев перебегающую дорогу двенадцатилетнюю девочку, задела ее правым крылом...

Сердобольная Ольга Сергеевна в отличие от Александра Ф. от случившегося не впала в обморочное состояние, а вышла из машины, вызвала «скорую» и принялась — как могла — самостоятельно оказывать ребенку первую помощь.

Но случилось непоправимое: как позднее установила судебно-медицинская экспертиза, одно неосторожное «движение», совершенное Ольгой Сергеевной при «наложении кровоостанавливающего жгута, привело к блокированию артерии, что повлекло смерть потерпевшей».

Уголовное дело в отношении Ольги Сергеевны П. было возбуждено по факту причинения смерти по неосторожности. И суд, руководствуясь статьей 109 УК РФ, приговорил ее к лишению свободы сроком на один год.

Обе истории с одинаковым финалом, мгновенно разлетевшиеся по городам и весям, повергли водителей в шок, ибо всем стало предельно понятно: кинь или не кинь пострадавшего, все равно — клин.

Так что же делать? Сбежать — нельзя. Помогать — рискованно. Неужели — лишь надеться на «скорую» и Всевышнего? И безучастно взирать на чьи-то муки?

Попробуем разобраться.

«Вот и встретились два одиночества...»

Можно смело утверждать, что правосудными, то есть обоснованными и законными, в двух историях были оба приговора.
Ведь статья 125 Уголовного кодекса РФ бескомпромиссно определяет понятие вины за заведомое оставление без помощи человека, находящегося в опасном для жизни состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению. Вне всяких сомнений: если водитель, сбивший, например, пешехода, имел возможность оказать помощь пострадавшему (а такая обязанность прямо предусмотрена Правилами дорожного движения) и при этом сам поставил его в опасное для жизни или здоровья положение, но помощь не оказал, можно смело считать его преступником!

При этом даже не имеет никакого значения, кто виновен в дорожно-транспортном происшествии — водитель или пешеход.
На основании статьи 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности» можно привлечь к уголовной ответственности и того, кто предпринял попытку оказать первую помощь, но квалифицированно сделать этого не сумел, а напротив — своими действиями лишь усугубил тяжелое состояние пострадавшего. То есть по неосторожности причинил смерть.

Стало быть, напрашивается отнюдь не вдохновляющий на подвиги вывод: закон наказывает и за невыполнение обязанности оказывать первую помощь, и за чрезмерное усердие, следствием которого может стать гибель пострадавшего.

Последнее слово

Так что ж... Выходит, приехали?

Выходит, что да.

Однако это вовсе не значит, что помогать несчастному не надо!

Надо лишь (чтобы не рисковать жизнью пострадавшего и собственной свободой), как бы это цинично ни звучало, оказывать ее... в меру.
Мерой, видимо, следует считать пространный курс «молодого ветеринара», преподаваемый в автошколах и забываемый, как правило, уже наутро, и ограниченное содержимое автомобильной аптечки. Обратите внимание: если в автошколе вам рассказали, как отрезать конечность, то на дороге вас такой возможности лишили: дабы избавить вас от желания ампутировать ногу, разработчики красного ящичка не положили в него скальпель. Вам, таким образом, даже при широте полученных медицинских знаний предоставлена возможность совершать только те безобидные манипуляции с пострадавшим, для которых в аптечке имеются необходимые средства. А это в первую очередь кровоостанавливающие жгуты и бинты. Отсутствие иных средств и препаратов, по замыслу чиновников Минздрава, должно избавить вас от желания учинить самодеятельность и выйти за рамки дозволенного! Иными словами, не даст навредить.
Именно в таком наборе средств оказания первой помощи, как утверждают медики, есть глубокий смысл: все остальное потерпит, а вот кровотечение — нет. Ведь промедление в оказании помощи при потере сознания или обильном течении крови у пострадавшего уже на четвертой минуте становится критичным. А на двадцатой (когда «скорая» еще будет толкаться в пробках) и вовсе чревато летальным исходом. Это значит, что только вы имеете возможность здесь и сейчас дать возможность пострадавшему дотянуть до приезда врачей.
А потому, невзирая ни на что, уймите трусливую дрожь в коленках и не душите в себе души прекрасные порывы