Слово и дело

Увольнение двух сотрудников ДПС, участвовавших в погоне за голым таксистом Виталием Гродиком, расколотившим в конце октября 17 автомобилей, в очередной раз доказало, насколько непоследовательную политику проводят руководители МВД.

Начальник столичной полиции генерал Колокольцев мужик крутой и принципиальный. Особливо к представителям самой непрофессиональной и коррумпированной части своей службы — ГИБДД. Только в этом году жертвой его принципиальности стали и начальник ОГИБДД Северного округа столицы, и командир 6-го спецбатальона ДПС, и ряд более мелких гаишных сошек. И простому народу только бы радоваться — наше отношение к придорожным полицейским хорошо известно, не любим мы их, мягко говоря.

Но если разбираться по гамбургскому счету, выясниться, что большинство уволенных пали всего лишь жертвой внутренних полицейских разборок, а жизнь рядового автовладельца от этого никак не изменилась. Взять того же начальника ГАИ Северного округа. Он лишился должности за то, что его подчиненный угнал машину. Однако следуя логике этого увольнения, своих кресел должны были лишиться еще с десяток как ниже, так и вышестоящих офицеров. Может быть, и сам генерал Колокольцев — потому ка тоже не доглядел, упустил воспитательный момент. С командиром 6-го батальона — похожая история. Этот расстался с погонами за то, что его подчиненные «не приняли мер к установлению личности водителя, выехавшего на встречную полосу автомобиля». Правда, всем было известно, что за рулем того внедорожника находился Никита Михалков лично, вооруженный разными «ксивами» и «непроверяйками». И генерал Колокольцев наверняка об этом знал. Как, впрочем, и то, что подобными документами владеют в столице тысячи водителей и его бойцам на земле с ними самостоятельно не справится. А вот генерал мог бы. Но и сам не хочет связываться. Зато назначать стрелочников — это запросто.

И, пожалуй, только громкое увольнение сразу нескольких офицеров, торговавших талонами техосмотра г-н Колокольцев может считать своей заслугой. Правда, непонятно, почему в данном случае за своих подчиненных не ответил их непосредственный начальник — руководитель столичной ГАИ полковник Ильин. Учитывая предыдущие увольнения это было бы вполне логично. Кстати сказать, торговля «лобовичками» при этом не прекратилась.

И вот новый конфуз. За опасную, настоящую мужскую работу генерал расправляется с честно выполнившими ее людьми. Которые, правда, при этом матерились. Не на кого-то, просто между собой. И следуя этой логике, армейские генералы, например, должны полками и дивизиями отправлять в отставку парней, атакующих неприятеля, только потому, что, глядя смерти в лицо, летехи и капитаны позволяли себе нецензурно выражаться. Можно к чертям собачьим избавляться от оперов, идущих на ножи уголовников, потому что и здесь без «матери» редко обходится.

Эмоциональный подъем человека в экстремальной ситуации, когда адреналин рвет организм на части, вполне может найти выход и в ненормативной лексике, и даже чрезмерном применении силы. В конце-концов, в силовых структурах работают не кисейные барышни, а мужики, чаще других сталкивающиеся с самой неприглядной изнанкой жизни. Да, грубые, да, резкие, не при манерах. Но вряд ли это повод ломать им жизнь, инкриминируя дискредитацию полицейской службы. Утонченные лингвисты все-равно в нее не пойдут.