Руки прочь от… наркоманов!

Не смотрите косо на всяк сидящего за рулем, проезжающего мимо и косо глядящего на вас… Не паникуйте, если в стеклянных глазах — полное забвение…

Не теряйте самообладание, если на вас наезжает неуправляемый автомобиль, в котором руль живет своей собственной жизнью… И не кричите: куда же смотрит ГАИ?

За рулем наркоман.

Ему можно…

Брызги. Но не шампанского...

Лучик света из детского фонарика больно ударил по зрачкам, отчего Александр вздрогнул и тотчас же зажмурил глаза.
— А-а, — протянул инспектор ДПС, убирая фонарик в карман, — зрачки-то расширенные! Чем укололся?

Александр встряхнул головой и пролепетал:

— Ничем.

— Знаем мы вас — ничем, — передразнил инспектор и, подталкивая Александра в спину, препроводил на пост:

— Алексеич, принимай!

Угрюмый капитан, Алексеич, на посту ДПС привычным движением выудил из ящика стола занюханный пластмассовый стакан и поманил Александра пальцем, мол, не половой гигант — подходи поближе!

— Брызни в стаканчик, — приказал капитан.

— Нет уж, — наконец-то собравшись с духом, выпалил Александр, — вы не имеете права! Если считаете, что я наркоман, везите к врачу!

— Ишь ты, — ухмыльнулся Алексеич, — грамотный.

У врача-нарколога все было сделано чин по чину. Сначала — глубокий выдох в алкометр, а по причине отрицательного результата на состояние алкогольного опьянения — забор мочи в специально предусмотренный для этого стерильный флакон: для установления опьянения наркотического.

— Свободен! — подытожил врач-нарколог. — Результат через десять дней.

Прямо возле наркологической больницы инспектор ДПС изъял у Александра водительское удостоверение, выдал временное разрешение и, словно джин, испарился.

На самолет в тот вечер Александр опоздал. Да и лететь в Германию за новым автомобилем уже не было никакого смысла: купленную машину гнать домой по немецкой и польской территории без водительского удостоверения означало нарваться на неприятности.

И следующие десять дней Александр посвятил ожиданию.

На одиннадцатый день в результате химико-токсикологического исследования биологической среды было установлено: Александр абсолютно трезв...

Пишите, Шура, пишите...

Разгромную жалобу Александр Михайлович К. подал в суд — на незаконные, по его мнению, действия сотрудника ГИБДД: мол, расширенные зрачки по соответствующей инструкции Минздрава не являются признаком опьянения. А между тем именно состояние зрачков послужило инспектору ДПС мнимым основанием считать, что Александр нетрезв, и основанием для направления к врачу.

Незаконные действия инспектора ДПС, как указал в своей жалобе Александр, привели к опозданию на самолет, и как следствие — к материальным убыткам.

Александр просил суд не только признать действия инспектора незаконными, но и взыскать с государства в его пользу энную сумму денег — в порядке компенсации причиненных убытков и возмещения морального вреда.

Победа была уже так близко...

Однако, рассматривая жалобу, суд установил: инспектор ДПС действовал в рамках предоставленных ему полномочий. И если в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование он ошибочно указал «не то» основание, это вовсе не значит, что состояние Александра не вызывало подозрений. А стало быть, лучше перебдеть.

И в удовлетворении жалобы отказал.

В кулуарах судья намекнул адвокату, представлявшему интересы Александра: мол, создавать прецедент нельзя, иначе сотрудники ГАИ будут бояться направлять к врачу-наркологу обкуренных, обколотых и прочих обдолбанных ублюдков...
От перемены мест слагаемых сумма поменялась!

Пару лет назад подобные истории едва ли не захлестнули гаишные кабинеты и судебные залы. Имеющие депутатский мандат господа даже предложили законодательно ввести ответственность сотрудников ГАИ за незаконное — без достаточных оснований — направление водителей на медицинское освидетельствование.

Но им заткнули рот.

Тем не менее в сознании руководства придорожных полицейских все-таки отложилась мысль: с алкоголиками не ошибешься — их распознаешь сразу, а вот с наркоманами следует быть осторожнее.

По признаниям некоторых инспекторов ДПС, с тех пор им стали — как инъекцию — регулярно вводить в голову идею не связываться с наркоманами... вовсе. Ибо себе дороже! А уж если и вязать, то только ярко выраженных!

Ведь зачем рисковать, если и врачи-наркологи утверждают, что даже им порой бывает сложно выявить «обкуренного»: не всякое химико-токсикологическое исследование способно ответить на вопрос, каким именно веществом (а их расплодилось тысячи!) было вызвано состояние наркотического опьянения? А без ответа на этот вопрос, как со всей ответственностью заявил Верховный суд, выносить заключение о состоянии водителя недопустимо.

Вот и выходит, что победная статистика, представляемая российской ГИБДД и свидетельствующая о ратных подвигах в борьбе с алкашами за рулем, говорит лишь о перераспределении нетрезвого контингента.

Кто вчера был алкоголиком, сегодня прибился к наркоманам!