Суд не идет

Совсем скоро убийца двух пожилых людей, состоятельный коммерсант С.Ещенко, сможет спать спокойно. Подойдет срок давности привлечения его к уголовной ответственности.

А вместе с ним переведут дух и многочисленные следователи, которым на протяжении уже многих лет родственники погибших задают неудобные вопросы, жалуются во всевозможные инстанции. На что, спросите, жалуются? Да все на то же — фальсификация, подлог, подтасовка материалов...

Четвертого ноября 2006 года Jeep Grand Cherokee в Клинском районе Подмосковья всей своей многотонной массой, помноженной на приличную скорость, налетает на двух пешеходов, переходящих проезжую часть по всем правилам дорожного движения. И Борис Дунаев 1930 года рождения, и Алексей Носов 1918 года рождения гибнут на месте происшествия. Обстоятельства трагедии и виновность водителя иномарки на первый взгляд не вызывают сомнения даже у далеких от следственной работы людей. Но потому и не вызывают. А вот опытные сыскари сначала из УВД Клинского района Московской области, а затем и ГСУ при ГУВД Московской области с высоты своего опыта и положения решают иначе.

Пьян как сапожник?

Для начала не сообщают родственникам погибших о трагедии, хотя документы при покойных были. Затем обнаруживают в крови Бориса Дунаева запредельное содержание алкоголя — аж 3,7 промилле. Обычно после таких лошадиных доз алкоголя мужики покрепче и помоложе лежат в лежку, а то и умирают. Но водитель джипа поначалу даже утверждал: старички так резво перебегали проезжую часть, что он подумал, успеют, и из-за шустрых дедков неверно оценил обстановку, что и привело к ДТП. Впрочем, показаниям денежного бизнесмена особо верить нельзя — он настолько часто их менял, что, наверное, и сам уже запутался. Да так, что вынужден был через три с лишним года после трагедии отыскать “очевидцев” происшествия.

“Свидетелей”, которые отчего-то все это время прятались от следствия. Наверное, боялись мести небогатых, не при чинах и власти родственников погибших за то, что скажут правду, снимут малейшие подозрения с состоятельного водителя. А теперь вот страх прошел, и, глядя на мучения без вины виноватого автовладельца, решили облегчить душу правдивыми показаниями.
Хотя горе-свидетели и принудительная алкоголизация потерпевших — лишь маленькая и, по большому счету, несущественная часть обычных, увы, следственных махинаций, когда из-под удара по тем или иным причинам (обычно — очень веским, точнее — весомым) выводят нужного человека. Причем задачка-то несложная — не довести дело до суда, прекратить его под разными предлогами.

Вот лишь несколько характерных тому примеров. По делу №69352, возбужденному 8 ноября 2006 года, проводилось множество автотехнических экспертиз. Наиболее авторитетная — в “Российском федеральном центре судебной экспертизы при МЮ РФ”. Это в подобных вопросах высшая и наиболее компетентная инстанция. И выводы экспертов Малаха В.В. (стаж экспертной работы — 44 года) и Липатова В.М. однозначны: “При принятых данных и заданных условиях по результатам следственного эксперимента от 2 ноября 2007 года по определению условий видимости с места водителя, можно сделать вывод о том, что водитель автомобиля “Джип-Гранд-Чероки” имел техническую возможность предотвратить наезд на пешеходов при своевременном принятии мер к торможению”. А в исследовательской части экспертизы указывается на явное несоответствие действий водителя требованиям п.п. 1.5, 10.1, 19.2 ПДД. Заключение, особо подчеркнем, дано на 31 листе. А сама экспертиза проводилась шесть с половиной дней.

Карманная экспертиза

Казалось бы, получив мотивированное и научно обоснованное заключение экспертов, следователь специализированного отдела по расследованию ДТП ГСУ при ГУВД по Московской области старший лейтенант юстиции Мартынов Д.В должен был выполнить процессуальные действия, направленные на завершение расследования, предъявление обвинения виновному и направление уголовного дела в суд для рассмотрения по существу. Куда там!

Он своим постановлением по собственной инициативе, при отсутствии к тому поводов и оснований, в нарушение положений ч. 1 ст. 207 УПК РФ, не обосновывая сомнений по поводу недостаточной ясности или полноты заключения экспертов, вновь назначает дополнительную автотехническую экспертизу. В “карманном” ЭКЦ при ГУВД Московской области (учреждении одного и того же подчинения со следственным органом). И, кто бы сомневался, получает заключение, приемлемое для очередного прекращения уголовного дела. Эксперт Богачев Р.А. (стаж экспертной работы — 5 лет) дает заключение, где исследовательская часть занимает один листок, а саму экспертизу он проводит по-стахановски — в течение полутора часов. И дело снова закрывают.

Кстати сказать, в описательной части постановления о назначении этой экспертизы следователь приводит заведомо неполные исходные данные (искажая тем самым установленные по делу фактические обстоятельства). Но это уже “мелочи”. Как, впрочем, и то, что выводы и другие результаты следственных экспериментов и экспертиз, не устраивающих следствие (и, естественно, интересы господина Ещенко), под теми или иными предлогами отвергались. Или пропадали, как, например, протокол следственного эксперимента от 2 февраля 2009 года. Зато немедленно появлялись правильные альтернативные “исследования”.

Прокуратура минус

Сын погибшего, Игорь Дунаев, комментирует ситуацию предельно жестко:

— Целенаправленность и последовательность действий и следователя Мартынова, и руководителей различных следственных органов, “приложивших руку” к созданию подобной ситуации по очевидному уголовному делу, дают мне достаточные основания делать вывод о вполне благополучном материальном положении водителя Ещенко С.Н. И об этом я не раз заявлял и начальнику ГСУ при ГУВД по Московской области, и прокурорским работникам. Увы, все бесполезно. И сегодня я прошу уже только об одном — передаче дела либо в СК при МВД РФ, либо в ГСУ при ГУВД по Москве...

[mkref=2541]

И мне, например, совершенно ясно, почему пострадавшая сторона выражается столь однозначно. Достаточно сказать, что следствие на всем своем пути с завидной регулярностью подсовывало экспертам то недостоверные, то неполные данные. Еще в самом начале расследования на это обращал внимание даже заместитель клинского прокурора. Требуя от местного следователя Сиванского Д.Л. отменить очередное постановление о прекращении уголовного дела, как необоснованное и незаконное, прокурор прямо говорит, что “следователем эксперту предоставлены неправильные исходные данные, в частности, касающиеся условий видимости для водителя в данных конкретных условиях, и это основано на неправильно проведенном следственном эксперименте”. Как мы видим, методы работы сотрудников что СУ при УВД Клинского района, что их старших товарищей из ГСУ при ГУВД Московской области совпадают до неприличия. Да и прокурорские предписания следакам не указ — тот же г-н Сиванский легко их игнорировал.

На следственном фронте без перемен…

Впрочем, как и принявший эстафету следователь Мартынов. На каждое его постановление о прекращении уголовного дела немедленно следовал протест. И не только прокурорский. Игорь Дунаев неожиданно получает обнадеживающие, на первый взгляд, письма из СК при МВД РФ и прокуратуры Московской области. В них черным по белому сказано, что “в ходе проверки доводы Ваши (о ненадлежащем расследовании дела. — Ред.) подтвердились”; “решение (следователя Мартынова Д.В. о прекращении уголовного преследования водителя Ещенко. — Ред.) является незаконным”. Более того, старшие товарищи г-на Мартынова признали его расследование неполным, требующим проведения дополнительных следственных действий и даже нарушающим права потерпевшего. Короче говоря, дело возбудили вновь. Да вот беда — вести его поручили не только тому же ведомству — ГСУ при ГУВД Московской области, но и тому же горе-сыщику Мартынову Д.В., мол, “оснований для передачи… в другой следственный орган в настоящее время не имеется”!

— Странная логика, — разводит руками Игорь Дунаев. — Человек подтасовывал факты, “терял” нужные документы, совершил множество процессуальных нарушений. И его начальники с этим вроде и согласились, судя по полученным мною письмам. И на тебе — ему же и поручили доследование. Он что, изменит свою позицию, стиль и методы работы? Признается, что совершил ошибку? Никогда в это не поверю. Более того, вся целенаправленность и последовательность действий следователя Мартынова, как и руководителей различных следственных органов, “приложивших руку” к созданию вышеописанной ситуации по очевидному уголовному делу, дают мне основания полагать наличие коррупционных связей должностных лиц, имеющих отношение к данному делу. Именно поэтому я требовал и продолжаю настаивать, чтобы его передали в другую структуру. Иначе все вернется на круги своя...

И уже вернулось! Новое расследование г-н Мартынов начал с того, что в проведение очередной автотехнической экспертизы заложил данные следственного эксперимента проведенного в июле прошлого года, что принципиально отличается от первоначального протокола и искажает достоверность фактов. Ведь трагическое ДТП случилось в ноябре! Понятно, что все характеристики (и дороги, и особенно видимости, да и все остальные) этого исследования будут кардинально отличаться от реальных. Что, заметим, только на руку водителю. Более того, по устоявшейся привычке ст. лейтенант юстиции Мартынов вновь дал экспертам неверные исходные данные. Например, что во время происшествия снега не было. Однако и редакция, и Игорь Дунаев располагают неопровержимым доказательствами, что снег шел и до, и после ЧП.

На круги своя…

...Очень не хотелось думать, что правильные письма, полученные потерпевшим из СК при МВД РФ и прокуратуры Московской области, — не более чем кость, брошенная раздраженным непрекращающимся тявканьем хозяином своей неугомонной собачонке. Но, увы, именно так и получилось. Недавно следователь Мартынов вновь закрыл дело! В шестой раз. Причем все на тех же основаниях — выводах многочисленных следственных экспериментов и следственных экспертиз. При этом он как и прежде подсвывает карманным экспертам из ЭКО ГУВД Московской области, ЭКЦ МВД РФ и ЭКЦ МАДИ неточные, неполные, а то и откровенно неправильные данные ДТП. При этом, как и прежде, следственные эксперименты проводятся в условиях, не соответствующих реальным в момент трагедии, да еще и с многочисленными нарушениями норм УПК. А экперты радостно отступают от принятых методик, используют в своих «исследованиях» весьма сомнительные параметры, игнорируют очевидные и важные факторы и откровенно выходят за пределы своей компетенции.

Вот несколько свежих примеров того, как экспертиза подгоняет данные под требуемый результат.

Один из главных вопросов в подобных делах — скорость, с которой двигалась машина-убийца. От нее зависит длинна тормозного пути и наличие у водителя технической возможности предотвратить ДТП. В конечном итоге, делается вывод о его виновности или невиновности в случившемся. В нашем случае непосредственно на месте ДТП коэффициент сцепления и замедление при торможении эксперементально не определялось, контрольное торможение автомобиля не производилось, хотя такая возможность у следствия была. Оно решили ограничиться табличными значениями. Это, в принципе, допускается. Более того, к услугам экспертов — справочно-методическое издание, родившееся в недрах именно ЭКЦ МВД. В нем приводятся максимально близкие к фактическим значениям параметры торможения различных современных автомобилей с учетом марки и модели шин, наличия шипов, АБС, состояния дорожного покрытия и многих других факторов. Но специально ради этого уголовного дела эксперты используют устаревшие таблицы. По ним тормозные параметры авто выпуска 50-х годов прошлого столетия («Победа», «Москвич» и т.п.) равняются характеристиками современных Mercedes, BMW, Toyota и других авто, буквально напичканных различными электронными помощниками. Понятное дело, что подобная «методика» неизбежно дает заведомо ложный результат: убийца то управллял не древним «козлом», а вполне современным Jeep Cherokee!

Не менее лихо эксперты в погонах обходятся с временем реакции водителя, сбившего двух пожилых людей. Они выводят его только из предположения(!), что пешеходы «могли быть» малозаметны, давая убийце огромную фору. Могли «быть», а могли и не быть – академический подход, прямо таки! Заметим здесь, что при этом эксперты игнорировали и тот факт, что место ДТП освещалось и попутными машинами, что позволяло г-ну Ещенко увидеть переходящих дорогу людей на довольно значительном расстоянии.

А уж о таких «мелочах», упущенных следствием и экспертами, как угол перехода погибшими проезжей части; скорость и характер их движения и говорить не приходится. Эти данные «исследователи» брали буквально с потолка, подгоняя их к значениям, полностью оправдывюшим водителя.

Хотя, на смом деле, добросовестный эксперт обязан в подобных расчетах брать предельные величины коэффициента сцепления, наибольшее расстояние до места наезда, наибольшее время движения пешехода и т.п., то есть считать, что водитель все видел, слышал, учитывал и мог. Здесь же все было сделано с точностью наооборот. Что, кстати сказать, подтвердил редакции независимый эксперт, которому мы предоставили имеющиеся в нашем распоряжении материалы.

[mkref=2542]

…Человеческая жизнь в постсоветской России стоит копейки. С моралью дела обстоят еще хуже — она успешно и безвозвратно девальвирована до пригоршни монет. И сегодня наиболее морален тот, чей кошелек толще. Сбивший насмерть двух пожилых людей нувориш за все эти годы не нашел секунды, чтобы хоть как-то выразить семьям погибших соболезнования. Зато чудесным образом расположил к себе правоохранительную систему. И не надо вставать — суд не идет.