Автомобилем по вере

Закон божий в школах не преподают, поэтому путь в православие народ ищет самостоятельно. Имея в анамнезе советское представление о религии, сформированное из суеверия и заблуждений, люди нарисовали себе знак равенства между верой и церковью.

Вера, она в сердце. Церковь – в соседнем дворе. Для веры нужно наличие души и потребность думать о других. Для церкви нужен бюджет, патриарх и трансляция по телевизору. Чтобы молиться — нужна потребность, чтобы работать священником — требуется зарплата. Где-то вдали от столиц и властей истинную веру настоящие священники выпускают из рамок указов и постановлений РПЦ, делая ее частью жизни людей, наделяя искренностью, светом и добротой. А в это время в Москве патриарх мучается от неприятностей. От верующих, как и полагается государственному чиновнику высокого ранга, его оберегает охрана, ему полагается дорогая BMW 7-series и гарантированное правосудие в свою пользу. Но неприятностей от этого все больше, поскольку веры в деяниях патриарха все меньше. На дворе Великий Пост, а патриарх не может простить девок из «Pussy Riot», хотя православие его обязывает к этому, дорогие часы он не носит, а судебный иск на чистку книжек за 20 миллионов рублей вообще его личное дело и не относится к работе в должности руководителя православия. Ситуация напоминает историю с КГБ. Чекисты у нас всегда хорошие и занимались только делом, а народ злобствует и клевещет на безупречных…

В общем, сам патриарх уже не справляется и выглядеть религиозным деятелем у него получается все хуже. Поэтому ему на подмогу рвется православный народ, готовый учинить в поддержку начальника РПЦ автопробег по Садовому кольцу. На 22 апреля, в 142 годовщину со дня рождения главного палача русской веры В.И.Ленина, запланирован оборонительный демарш религиозного чиновничества «в защиту веры, поруганных святынь, Церкви и ее доброго имени» и за день до этого мероприятия богатая публика столицы покатается по городу и тем самым выразит глубокую озабоченность по поводу гонений на патриарха. Патриарх у нас святей всех на Руси и любое упоминание его имени вне восторженно-преклоненного контекста нуждается в старательном укреплении веры. Все, кто против часов начальника РПЦ, не одобряет его «семерку» BMW, не чтит святость его жестокого требования отомстить девкам и не понимает православной необходимости выселить больного человека из квартиры под угрозой выплаты 20 миллионов – не заблудшая паства, нуждающаяся в молитве и душевном очищении, а враги, которых необходимо карать, и не по православному канону, а по светскому кодексу.

Поэтому истинно верующие, разговляясь после Великого поста, сядут за руль и поедут по Москве автопробегом. Не милостыню раздавать, не молиться во искупление грехов тяжких, не свечки перед иконами ставить, а поучительно обозначить непогрешимую правоту РПЦ, а заодно и святость затеи построить 200 типовых церквей по всей столице, взяв на гоп-стоп столичных бизнесменов, обязанных раскошелиться на столь святое дело.

Иисус Христос тоже был немного причастен к православию. Не так масштабно, не столь внушительно и не настолько начальственно, как его нынешний заместитель. Он не имел часов, не прятался от людей за спинами охранников, не носил золотую рясу, не выселял стариков из жилища и памятен миру совсем иными делами. Истинными. Но мероприятия в его поддержку были уже тогда. Они назывались не суд, не автопробег, не пресс-релиз. Они назывались — молитва.