Вооружен и очень опасен

Сергей никогда не носил и, уверен, даже после этого нападения не будет носить с собой оружия. Хотя его арсеналу (от резинострела «Наганыч» до винтовки Мосина) могут позавидовать иные любители и знатоки огнестрелов.

И даже при вооруженном налете (не дай Бог, конечно) на квартиру, наверняка, отобьется от нападавших (достаточно сказать, что долгое время посещая уже несуществующее стрельбище в подмосковных Мытищах, Асланян не только палил по мишеням, выпуская за субботнюю стрелковую сессию до 200-300 патронов, но и с группой энтузиастов осваивал тактику ведения и городского боя, и обороны в замкнутом пространстве. Да и вообще очень хорошо разбирается в оружии, его истории и последних трендах.). Но вот вне стен квартиры о своей личной безопасности практически не задумывается.

Даже после угроз, которые стали поступать ему еще во время того скандального эфира о пророке Муххамеде. Причем не задумывается настолько, что выходя зачем-то ночью из квартиры (хотя выманить на улицу любого автовладельца под предлогом неприятностей с его «ласточкой» — не проблема, а Сергей к тому же регулярно ездит на тестовых авто), не взял с собой другое, не менее страшное оружие породы ротвейлер, тактико-наступательными способностями и устрашающим видом которого он жутко гордится (хотя при этом остается страстным «кошатником»).

Кстати, о пророке. Лично мне кажется весьма сомнительной версия, что с Сергеем расправились правоверные. Цивилизованные мусульмане, обидевшись на тот эфир, обратились с заявлением в прокуратуру. А непримиримые вряд ли бы оставили журналиста, посягнувшее на святое, в живых, коли уж взялись за него (с их то умением владеть всеми колюще-режущими предметами). Куда вероятнее, что его столь жестоко наказали (и предупредили) российские власти. Ведь Асланян один из немногих отечественных журналистов, ловко «маскируясь» под журналиста «чисто автомобильного», жестко критикует режим, то и дело переходя на личности — начиная от президента (и бывшего, и нынешнего), премьер-министра (и бывшего, и нынешнего), их министров, мэров, включая столичного, и заканчивая представителями бизнесс-элиты. Причем, блестяще владея языком, он не стесняется в эпитетах и оценках. А из любого тест-драйва новинки автопрома или автопробега легко делает «злобный пасквиль» на окружающую действительность с резкими и циничными выводами не только об истинных намерениях и антинародных устремлениях власти, но и об умственных способностях отдельных ее представителей, не взирая, повторюсь, на личности. Скажем, лейтмотивом одного из его недавних тестов новинки французского автопрома стал тезис о стране, которую мы безвозвратно потеряли и не собираемся возрождать. Причем логические цепочки, связывающие, образно говоря, дорожный просвет автомобиля с общеполитической ситуации в России у Сергея выходят настолько же парадоксальными, насколько и железными. Тот же пресловутый Муххамед прозвучал у Сергея Степановича в контексте совершенно бездарного и неперспективного с его точки зрения проекта Николая Фоменко «Marussia Motors». Так что заткнуть рот «злопыхателю», не прибегая к традиционным бейсбольным битам, а маскируясь под удачно подвернувшихся ваххабитов, могло показаться иным властным товарищам очень удачным решением проблемы.

За несколько часов до трагедии, прислав в редакцию свои очередные «заведомо ложные измышления» (а Асланян является давним и постоянным автором «МК» и его автомобильных приложений), мы обменялись взаимными любезностями о плодотворности нашего сотрудничества. Потом еще несколько раз созванивались, уточняя его тексты и иллюстративный ряд, но обстоятельного разговора не случилось — то его, то вашего корреспондента постоянно дергали, отвлекали на текучку. В семь вечера «начальник транспортного цеха» программы «Центральный комитет» вышел в эфир «Маяка», рассказывая о проблемах американского автопрома. Его уже ждали…