Уставные отношения

Едва вступив в новую должность, бывший глава столичной полиции, а ныне министр внутренних дел всея Руси Владимир Колокольцев начал свою деятельность с разработки обязательного сценария, в соответствии с которым его подчиненные будут извиняться.

В принципе, речь идет ни о прихоти нового начальства, поскольку подобную норму содержит «всенародно» принятый чуть больше года назад закон «О полиции». Так вот, норма там прописана, но как именно сея процедура должна происходить, не указано (ее разработку отдали на откуп МВД). С другой стороны, и каких-то особых правил тут, очевидно, не требуется. Понятно, что кающийся за некий проступок полицейский в глазах обывателя — что живой и здравствующий динозавр, тем не менее, вряд ли кто-то будет против по-настоящему искренних извинений. И зачем в таком случае разрабатывать специальный протокол совершенно непонятно.

Ничего сложного в этом нет. Достаточно просто привить полицейским элементарную культуру общения с гражданами, защищать которых они, собственно, и обязаны. Если сотрудник виноват — пусть отвечает перед Законом, извинения должно приносить его непосредственное начальство, а в случае каких-то имущественных претензий, гарантом возмещения становится Федеральное казначейство, ибо МВД — представитель власти.

Вместо того, чтобы пытаться воду в ступе толочь, министру Колокольцеву, думаю, стоило бы озаботиться более насущными проблемами. В частности, дисциплиной в подразделениях, поведением подчиненных вне служебного времени, в конце концов, обучением личного состава элементарным правилам общения. А то иные из них не то, что протокол без орфографических ошибок написать не в состоянии, двух слов связать не могут, но говоря уж про хотя бы минимальное владение иностранным языком. Если уж делать ведомство «открытым для граждан», то начинать нужно хотя бы именно с этого.

Но коль уж начали с извинений, для начала придется искоренить практику спонтанной проверки документов, причем, как на улице, так и на дороге. Одно дело, когда я каким-то образом нарушаю закон, и совсем другое, когда полицейский «счел меня подозрительным». Простите, но на основании чего? Ориентировки. Сомнительно. А то, что ему «кажется», лично меня, как законопослушного гражданина совершенно не волнует. На мой взгляд, в такой ситуации он просто тратит мое время. А, возможно, и деньги (положим, запланирована срочная и очень важная деловая встреча). Извинений в таком случае достаточно? Боюсь, что нет, поскольку, в итоге, пострадать может не только кошелек, но и репутация. А тут можно говорить и об упущенной выгоде. Или МВД готово извиняться за каждый подобный случай, при этом восстанавливая справедливость, раз за разом залезая в госкарман? В общем, как говорили герои одного детского мультика (не нашего): «план хороший, только не продуман немного»…