«Ё» по-вьетнамски

Постоянная смена партнеров, регулярное обновление имиджа, навык ловкого переодевания в новые одежды, умение запросто махнуть к теплому морю, непринужденная легкость общения и очаровательная способность быстро со всеми договориться…

Подобная характеристика украсит биографию ресторанного завсегдатая с квалификацией плейбоя-путешественника. Но на самом деле это суровые будни компании «Ё-Авто», самого инновационного производства отечественного автопрома.

Как таковой машины по-прежнему нет. Есть специальный Андрей Гинзбург в роли обиженного главного Ё-конструктора, которым пугали немцев на Франкфуртском автосалоне, есть пластиковые макеты талантливейшего умельца Сергея Алышева, существует секретный гоночный «Ё», выигравший то ли Дакар, то ли Казанскую степь. Но нет никакого автомобиля и его производства. Зато в библиотеке обещаний, намерений и прожектов — многотомное собрание подписанных сочинений, протоколов о намерениях, партнерских клятв, государственных гарантий и зарезервированных промышленных площадок.

Легкость общения под старт приготовила почти белорусский завод «Яровит», готовый выдохнуть многоликие «Ё» вместо привычных грузовиков невероятной грузоподьемности. Но белорусов (на самом деле в состав холдинга входят фирмы из Белоруссии, России и Голландии) с такой же легкостью огорчили отказом и вместо них стремительно договорились с Санкт-Петербургом на производственный подвиг в 90 000 электрифицированных образцов ежегодной инновации. Судя по циркулирующим релизам, завод растет, как и цена на несуществующую «Ё», уже дотянувшуюся до отметки в полмиллиона рублей за базовую версию, хотя будет ли еще какая-нибудь менее базовая, более базовая, небазовая и запредельно небазовая — неизвестно. И пока доверчивые питерцы идут белорусским путем сотрудничества с надежным и перспективным партером, к делу «Ё» нежно приготовились вьетнамцы.

Они уже обо всем договорились с русскими инноваторами и предвкушают размещение у себя дома образцового автомобильного гиганта по выпуску самых современных автомобилей в мире. При чем пока питерцы роют землю под первую очередь ради изготовления 45 000 «Ё» в год, вьетнамцы размахиваются на 100 000 в год, претендуя на роль производственного флагмана. Ажиотаж так высок, что вьетнамцы покупают лицензию на несуществующую машину, которую размашисто станут продавать по всей Юго-Восточной Азии.

Ресторанные умельцы легких отношений хорошо платят чужими деньгами. По словам Генерального Ё-директора Андрея Бирюкова «средства на строительство завода предоставит государство, которое уже документально подтвердило свои намерения». Привычный же Михаил Прохоров в захватывающей финансовой операции по вторжению и взятию под контроль вьетнамского автопрома на этот раз остался в стороне.

У вьетнамцев очень сложный язык, требующий не столько дикции, сколько музыкального слуха. Оттеночное произнесение любого звука может сильно изменить смысл слова... Получится или нет завод — не так уж и важно. Но хотелось бы посмотреть на вьетнамца в попытке произнести название этого русского автомобиля... Как будет по-вьетнамски «ё»?