Маркетинг промахнулся

Отечественный автопром последние 90 лет ведет незримый бой с иностранными автостроителями в стремлении догнать и перегнать их, взяв за эталон и условно обозначив собирательным образом «зарубежные аналоги», ни разу нами не достигнутые. Мы по-прежнему на них ровняемся, впитывая победы и поражения, а они все продолжают побеждать и проигрывать.

Самый очевидный маркетинговый проигрыш совершил «Ford». У него в арсенале есть автомобиль, максимально подходящий для России – Ford Everest. Это внедорожник на базе пикапа Ford Ranger. Автомобиль создан по тому же самому принципу, по которому японцы получили Pajero Sport из L200. То есть десятилетия по России бегает подсказка, наращивает объемы продаж, несет прибыль, а американцы так ничего и не поняли.

Примечательно, что острейшую нужду в этом типоразмере машин на русском рынке «Ford» всегда осознавал. Было время, когда альянс с японским «Nissan» позволил без затей получить Ford Maverick первого поколения (1992), имевший классическую внедорожную схему трансмиссии: постоянный задний привод с подключаемым передним и пониженной передачей в раздаточной коробке. Этот автомобиль долгие годы продавался у нас в России и иногда еще встречается на улицах и проселках. Но в 2000 году совместно с «Mazda» американцы изобрели переднепривоный кроссовер Maverick II (Mazda Tribute), сделанный на платформе Mazda 626. Продавался автомобиль вяло, в среднем по тысяче штук в год и вскоре завял совсем.

Нужда в полноприводном автомобиле обострилась с приходом в 2008 году красавца Kuga. Тогда компания решила, что в этом сегменте должна быть линейка моделей пошире, да и дебютанта с единственным дизельным мотором надо было поддержать чем-нибудь бензиновым и к нам стремительно вернули все тот же Maverick, но уже под именем Escape. Его как раз модернизировали в 2006 году и тогда же перестали продавать в приличных странах, оставив плоды рестайлинга для Азии. Но автомобиль после полутора лет бесславно исчез с российского рынка, огорчив скромностью продаж. То есть разумно расширить модельный ряд не получилось.

После разлада с японцами пора было вместо чужого наконец-то привезти свое – Ford Everest. И не надо никакой стройности модельного ряда и попытки изобразить игру во всех маркетинговых нишах. Достаточно продавать Everest и получить востребованную пару родственников: Ranger и его комфортабельного брата. У «Mitsubishi» точно такая же пара отлично играет на русском поле бездорожной действительности и, что стало особенно заметно в последнее время, универсальный Pajero Sport востребован больше L200.

Пришествие на рынок России новых моделей сильно сдерживает сертификация. Это дорогая, нечестная и предвзятая процедура. Она подразумевает такие статьи расходов, которые в чистенькой бухгалтерии иностранных автоконцернов очень тяжело объяснить: otkat&vzyatka. Тем более не рационально было тратиться на провальный Escape.

В чем причина маркетинговой ошибки компании «Ford» в России? В том, что она полагает нас Европой. Вписав нас в единую систему инженерных координат наравне с аккуратно заасфальтированными странами, американцы готовы мучиться с кроссоверами, не утруждая себя анализом истин и потому не ведая, насколько большой, постоянный и качественный в России спрос на настоящие рамные внедорожники, да еще по сдержанной цене, которой привлекает Ford Ranger.