Куда ведет хайвей по-московски?

Сколько в Москве живет народу, не знает никто. По официальным данным получается 12 миллионов, по всем прочим – 22. Социологи и полицейские склоняются как раз ко второй цифре. А сколько народу прячется по Московской области установить нельзя даже косвенно.

Судя по происходящим событиям, градостроительная политика и транспортная стратегия Москвы основывается именно на официальной цифре. И именно исходя из нее рассчитывается необходимое городу число и километраж дорог, а так же меры борьбы с водителями, катающихся по городу всего — опять же по официальным выкладкам - на без малого четырех миллионах зарегистрированных автомобилей. Помимо этих удивительных цифр, среднестатистический москвич получил весьма странный социальный портрет. Он на 15% учащийся, еще на 18% пенсионер, а в остальном клерк с iPad (ну, в худшем случае с iPhone). То есть карикатурное мнение остальной страны о том, что все москвичи живут в пятикомнатных квартирах на Красной площади с видом на море в сосновом бору приобретает официальные черты.

Исходя из подобного образа горожанина, выстраивается политика управления городом и попавшимся народом. Ведь если все это стадо клерков накупило себе автомобили лишь для статусной доставки тела в офис, то нет ничего страшного в насильственной пересадке планктона из-за руля в общественный транспорт. Пусть не мешаются со своими бумажными делами под ногами у важных и ответственных владельцев города и страны. Следовательно, все карательно-запретительные затеи властей никак не скажутся на жизни города и пора наконец-то загнать клерков в метро.

Помимо борьбы с никчемными и бесполезными москвичами, важно построить в черте города скоростные дороги для увеселительной езды черных машин с мигалками и охраной. Порубить город хайвеями можно без особых последствий, а то, что все боковые улицы тут же умрут в «пробках» и парализуют транспортную жизнь микрорайонов, никому не помешает, поскольку клерку все равно предписано метро, студент и так перетопчется, а бабка доковыляет до поликлиники пешком при помощи палочки, либо доедет на реанимобиле.

А если в Москве живет 22 миллиона и минимум 5 миллионов человек из них – это средний и малый бизнес? Это люди, работающие на жизнеобеспечении и обслуживании города? Они возят продукты, стройматериалы, товары, оборудование… Пять миллионов нигде не зарегистрированных и работающих в первую очередь ради себя маляров с краской, строителей с рубероидом и цементом, коммивояжеров с «Чистой водой» и сданными в химчистку коврами, лавочников с помидорами, гастарбайтеров с перфораторами, мешочников во всем блеске собственных потребностей… И все они – в метро? Все они по выделенной полосе на автобусе? И всем им отказано в машине, парковке, стоянке, организации движения, широкой проезжей части, удобном перемещении не по хайвею, а внутри квартала или короткой поездке из района в район… Этих людей с их работой, потребностями, делами, заботами и проблемами нет в столичной статистике? Они нигде не учитываются и считаются досадной помехой, пачкающей город собой и своими настойчивыми способами заработать…

Кстати, вчера Москва рассталась со своим главным архитектором Александром Кузьминым. Лужковский период градостроительства окончен. Если архитектура – это застывшая музыка, то у нас на улицах – сплошной собачий вальс. Кузьмин принимал участие во всех дорожных дискуссиях и косвенно причастен к рубке города под хайвеи и запреты на езду и парковку… Следующий главный архитектор вряд ли окажется лучше. Это ведь не творческая должность, а номенклатурная. С нынешним мэром из села Няксимволь Ханты-Мансийского округа мы, судя по всему, не очень можем рассчитывать на понимание проблем самого большого города России и соблюдение наших интересов. Хотя, шанс есть… Вдруг отыщется нормальный главный архитектор и хотя бы на этом уровне москвичи получат не клерка, а человека… Хотя рассчитывать на остальную цепочку необходимых случайностей не приходится. Нас все равно только 12 миллионов и еще 10 миллионов по-прежнему не существуют…