За того парня!

Хлопотное это дело — будучи пойманным за пьянку, воевать сначала с гаишником, потом — с врачом-наркологом, а под занавес — еще и с судьей. Да и весьма дорогое дело — не задаром жующие свой хлеб адвокаты иной раз просят за свои услуги не меньше, чем остальные.

Иван, вспомнивший о родстве

К обочине Игорь Жарков прижался не по собственной воле — остановиться потребовал инспектор ДПС.

— Ага, — вскинул брови гаишник, изучив документы Игоря. — Прав лишены, а ездить продолжаете!

— Ошибаетесь, — возразил Игорь. — Никто меня не лишал. Даже мое водительское удостоверение, как видите, при мне...

Со словами «это еще ничего не значит» инспектор ДПС запихнул Жаркова в патрульный автомобиль, составил протокол об управлении машиной водителем, лишенным права управления, и повез к пасынкам Фемиды.

Мировой судья судебного участка № 24 Выборгского района Ленинградской области товарищ Смирнов профессионально (все-таки бывший сотрудник правоохранительных органов!) измерил Жаркова наметанным глазом и отрезал: сидеть вам, товарищ Жарков, за ваши проделки.

— Ваша честь, — открыл рот Жарков, — это ошибка! Прав меня никто не лишал! Вы уж разберитесь!

— Ну как это, — удивился судья, — если из документов следует: 23 марта в городе Колпино на улице Павловская вы управляли машиной явно в нетрезвом состоянии. Требование сотрудника ГАИ пройти освидетельствование не выполнили. Вот за это судья Кузнецова лишила вас прав на полтора года. А? Разве не так было?

— Я, ваша честь, в этом славном городе не был отродясь... И ни о каком решении судьи Кузнецовой знать не знаю.

— И не надо, — парировал судья Смирнов. — Зато будете знать о моем решении. Девять суток вам административного ареста!

За решетку Игоря определили тотчас же.

Выбравшись на волю уже с чистой совестью, Жарков принялся за поиски негодяя, который так ловко его подставил.

И нашел. Им оказался... свояк. В тот злополучный день и час, дыхнув на инспектора ДПС перегаром, родственничек заявил, что к врачу не поедет, а для протокола назвал имя, фамилию, отчество и домашний адрес ни в чем не повинного Игоря Жаркова...

Федот, да не тот!

Для реанимации справедливости, как казалось Игорю, есть все предпосылки: мировой судья судебного участка № 76 Санкт-Петербурга Кузнецова, взявшаяся рассматривать «дело об отказе» Игоря от медицинского освидетельствования, решила, что документам, представленным сотрудниками ГАИ, нельзя не доверять. Не известила Игоря о предстоящей экзекуции, чем лишила его возможности участвовать в процессе и учинить гаишнику очную с Игорем ставку. А между тем только так можно было доказать в суде, что Федот совсем не тот!

Но чуда не случилось: дойдя до заместителя председателя Санкт-Петербургского городского суда, Игорь правды не нашел. Судебная власть твердо стояла на своем: сотрудники ГАИ не ошибаются.

С помощью питерского адвоката Андрея Кежаева добрался Игорь аж до Верховного суда! Но и Верховный поддержал всех: от гаишников до причастных к делу судей.

Последняя надежда в этих хождениях по мукам возлагалась на прокуратуру. И чудо таки свершилось: заместитель Генерального прокурора товарищ Кехлеров, изучив материалы дела, пришел к выводу, от которого старательно бегала судебная власть: Жарков невиновен! И принес свой протест на решение Верховного суда.

Возражать прокурору суд не посмел. И вынес вердикт: отменить постановление суда о лишении Игоря права управления на полтора года и признать незаконным административный арест на девять суток.

Одержав победу, Игорь тем не менее не сумел простить государству ни арест, ни лишение. И потребовал возместить ему моральный вред и материальный ущерб. Всего на сумму в семьдесят тысяч рублей.

И Петроградский районный суд требования Жаркова удовлетворил.

За головотяпство доверчивых судей Игорю заплатила деньги государственная казна...

Петров. Он же Иванов. Он же Сидоров...

Похожих историй становится, увы, все больше. Ведь сообразительные разгильдяи-водители, оказываясь в руках инспектора ДПС, все чаще «чистосердечно» признаются, что документы забыли дома, зато хорошо помнят собственное имя. Оно, кстати, может быть любым. Главное, чтобы не Жанна д’Арк и не Фидель Кастро. Остальные — вымышленные имена — проглатываются инспектором с аппетитом. А уж тем более если ФИО жертвы совпадает с ее домашним адресом.

При этом подставлять близких родственников авторы ноу-хау не рекомендуют — они предлагают жертвовать ненавистным начальником или отказавшей в близости соседкой.

Если гаишник примет на веру вымышленное имя лиходея-водителя, то суд — вне всяких сомнений! — примет на веру мнение гаишника! Ибо — традиция...

Начальник или соседка рано или поздно докажут свою невиновность. Наверное... А пока судьи при помощи прокурора будут разбираться (если, конечно, будут...), истинный виновник трагикомедии, назвавшийся вымышленным именем, от ответственности запросто уйдет — просто истекут сроки давности привлечения его к ответственности!

Так что, господа адвокаты, сворачивайте свою дорогостоящую деятельность! У вас появились работающие задарма, а потому чрезвычайно мощные конкуренты.

Судьи...