Моторы памяти

Имя Вячеслава Лен хорошо знакомо любителям ретроавтомобилей. Этот реставратор и коллекционер уже много лет регулярно представляет на различных выставках, ралли, фестивалях «эксклюзивные» образцы старой техники – шикарные лимузины, спорткары, «доисторические» 100-летние «бензиномоторы»...

Однако в последние годы главной целью Вячеслава стало создание коллекции армейской техники, существовавшей в период Второй мировой войны. Энтузиаст очень надеется, что сможет в итоге создать на основе такой коллекции музей, у которого уже есть название – «Моторы войны».

– Основная моя «музейная» идея – показать техническую сторону той страшной войны; с чем к нам нагрянул враг и чем мы против него воевали. Ведь сложилось традиционное представление, что Вторая мировая – это пушки да танки и совершенно в забвении оказалась многообразная автомобильная техника, которая на своих колесах вывезла едва ли не львиную долю трудностей военных. Так было и у Советского Союза, и у немцев, и у союзников. Вместе с моими помощниками мы создаем подборку машин по разным странам, участвовавшим в сражениях и на стороне союзников, и на стороне стран Оси. Подобного музея нет нигде в мире. Используя не выходящий из моды интерес к ретро-технике, надеемся через показ старых военных машин приобщить молодежь, школьников к изучению истории Великой Отечественной.

На сегодняшний день в коллекции уже есть около 150 образцов техники из 17 стран – участников последней из мировых войн и даже двух «нейтралов» – Швейцарии и Швеции. В мире существует сейчас лишь два столь же крупных частных собрания.

Некоторые машины уже полностью восстановлены до рабочего состояния, другие находится в стадии реставрации или ждут своей очереди. Однако многие из этих раритетов хранятся в разных «подсобных» местах, причем не только в России, но и в других странах – в Германии, в Англии... «Ретро-иностранцев» просто некуда везти, здесь для них… нет подходящего места!

Справедливости ради следует отметить: нашу экспозицию приютил Музей на Поклонной горе. Под размещение ее отремонтировали часть Инженерного корпуса и в марте 2011-го открылась выставка «Моторы войны», которая пользуется большой популярностью. Однако я прекрасно понимаю, что наши ретро-машины находятся на Поклонной фактически на птичьих правах. Если вдруг что-то изменится, сразу попросят их оттуда вывезти. Кроме того, в зале удалось разместить лишь малую часть коллекции – около 40 машин, да и тем тесновато: новые экспонаты приходится втискивать среди «старожилов», в результате техника стоит буквально впритирку друг к другу. А ведь при наличии достаточного места уже сейчас можно было бы выставить около 80 экземпляров только из моей коллекции, а если пригласить к участию в экспозиции еще и коллег по увлечению коллекционированием военных ретро-«колес», то количество интересных и очень редких экспонатов увечилось бы еще раза в полтора.

Конечно, для показа такой уникальной экспозиции нужно специальное большое помещение или здание. И даже необязательно на территории столицы. Признаюсь, что хотелось бы разместить музей «Моторы войны» в одном из мест на рубежах обороны Москвы, где в 1941-м остановили фашистские армии.

Как мне представляется, в будущем музее обязательно должна быть оборудована площадка для показа наших ретро-машин «вживую» – демонстрации их ходовых качеств. А кроме того, здесь нужно организовать работу бесплатного кружка юных техников, где всем желающим ребятам давали бы навыки работы с «железками», ремонта и реставрации колесной техники...

Уже неоднократно обращался со своими идеями к чиновникам разного уровня, но практически везде на просьбу посодействовать в выделении территории для музея получал ответы, смысл которых сводился к одной вопиющей формулировке: для таких патриотических музеев земли русской нет! В Звенигороде, правда, предложили разместить экспозицию старой техники на городской окраине, где сейчас существует парковая аллея: поставьте, мол, свои машины между деревьями. Прекрасный вариант, чтобы гарантировано загубить раритетные образцы!..

Не дожидаясь, когда полноценный музейный проект воплотится в жизнь, Вячеслав Лен сам привозит военную ретро-технику для показа всем желающим. Уже два года подряд он организует на подмосковной земле в День Памяти и Скорби 22 июня слет «Моторы войны». Полюбоваться колесными раритетами, посмотреть на реконструкцию боев минувших войн приезжают сотни зрителей, в том числе и ветераны Великой Отечественной. По замыслам Вячеслава такой слет должен стать ежегодным.

– Вы давно коллекционируете «военные колеса»?

– Самой первой моей машиной «армейской профессии» стал советский джип военных лет ГАЗ-67, который удалось приобрести и отреставрировать в 1984 г. Потом в военной тематике наступил долгий перерыв И лишь лет 12 назад я начал целенаправленно собирать коллекцию армейской ретро-техники. А первым интересным образцом стал Dodge, на котором маршал Жуков, приехавший в знаменитую 82-ю американскую воздушную дивизию, принимал парад летчиков-союзников (машина эта принадлежала командиру дивизии Гавелу).

Сейчас настоящих раритетов скопилось уже очень много. Достаточно сказать, что мне удалось даже приобрести немецкую стартовую систему для запуска ракет ФАУ-1. (Таких уцелело два комплекта; тот, о котором идет речь, был после разгрома гитлеровцев вывезен англичанами для изучения ракетных немецких технологий и со временем – «за ненадобностью» – оказался на одном из складов английской армии, откуда я его и выкупил).

Кроме того в немецком разделе коллекции собрано уже четыре десятка образцов армейской техники. Среди них есть даже единственный в мире экземпляр Horch-108 Kfz24. Это специально оборудованный медицинский фургон. Mercedes G5 тоже вполне можно назвать уникальной машиной. Ведь на заводе было сделано по спецзаказу всего несколько десятков таких «полевых автомобилей» – для высшего командования Вермахта. Еще один редкий и очень интересный экземпляр, который посчастливилось отыскать и приобрести – Lorrein 37L. До начала Второй мировой французы спроектировали и выпустили пробную серию военных тягачей. И все они стали трофеями гитлеровцев после захвата ими Франции. Немцы радикально модернизировали гусеничные французские машины, установив на них гаубицы. Партия таких самоходных орудий, получивших название Alket, состояла из 12 машин. До наших дней сохранился единственная такая самоходка. Я обнаружил ее в сарае у владельца поместья под Кайенном – в местах, где воевала эта боевая машина.

Из числа «экзотических» стран–участниц Второй мировой, армейская техника которых представлена в коллекции, – Индия, Австралия,.. Болгарию в коллекции «Моторов войны» представляет автомобиль повышенной проходимости BMW-325. Он был собран в 1938 г. по спецзаказу – для болгарского царя Бориса, поэтому даже на заводских табличках-шильдиках у этой машины надписи сделаны на кириллице. Самая заметная отличительная особенность «царского» авто – пара маленьких колес под средней частью кузова, эти перекатыши предназначены для лучшего преодоления крутых валов, брустверов...

– «Мотор» царя Бориса я приобрел несколько лет назад у коллекционера из Риги, который когда-то привез «триста двадцать пятого» из Болгарии. А вот бронеавтомобиль Mormon Herrington-IV родом из Южно-Африканской республики. Многие сейчас даже не знают, что это государство принимало участие в сражениях Второй мировой войны на стороне антигитлеровской коалиции.

В разделе нашей отечественной военной техники есть редкий образец – ГАЗ-64. Это первый советский джип, который выпускался на заводе лишь в течение нескольких месяцев. Поэтому количество собранных на заводе «шестьдесят четвертых» было невелико, а до наших дней, насколько мне известно, сохранилась лишь пара таких внедорожников. Кроме того для экспозиции подготовлены бронеавтомобиль БА-10, легкий танк Т-60, начали комплектовать знаменитый Т-34 в одной из ранних модификаций – с 76-миллиметровой пушкой...

– Откуда берутся столь необычные экспонаты в вашем собрании?

– Некоторые машины приобретаю с помощью специалистов-агентов, рыскающих по «закоулкам» даже самых экзотических стран (вот, скажем, с их помощью купил японский ретро-грузовик в Малайзии) Часть машин попала ко мне от коллег по увлечению, которые в силу преклонного возраста уже не в состоянии заниматься такой техникой и, заботясь о ее сохранности, решают отдать раритеты «в надежные руки» (а мы же друг друга хорошо знаем). Кое-что удается обнаружить с помощью поисковиков. Например, артиллерийский тягач ГАЗ-60 нашли в Подмосковье, немецкий полноприводной вездеход Steyr 270, отыскали в овраге под Волгоградом... Большой «улов» дала экспедиция, которую удалось организовать на Курилы в 2008 г. Там, на заповедном острове Шумшу сохранились со времени боев 1945 г. остатки разбитых, брошенных машин – советских и японских. Часть этой техники попала в экспозицию музея на Поклонной горе, а часть – в мою коллекцию. Среди раритетов, – трехосный ГАЗ-ААА, полугусеничный вездеход ГАЗ-42, японский танк... Конечно, вывезти находки было не просто. С острова их отправили морем на корабле во Владивосток, а оттуда предстояло долгое путешествие через всю страну в кузовах грузовиков.

Перевозка ретро-экспонатов для коллекции из заграницы в Россию тоже чревата большими трудностями.

– Самая ценная – а, значит, и самая дорогая, – военная ретро-техника – немецкая. Ведь после поражения гитлеровской Германии почти всю ее победители списали в утиль. Найденные и выкупленные у прежних хозяев машины я перевожу вполне официально, с оформлением всех необходимых документов. Однако такая «утечка» уникальных образцов ретро-техники в конце концов озаботила «знатоков предмета» в Германии: руководство одного из музеев ФРГ отправило «наверх» жалобу, что, мол, Лен уже вывез из страны в Россию чуть ли не все редкие машины. После этого каждый экземпляр, который я собираюсь отправить в Москву, проходит экспертизу чуть ли не на правительственном уровне. Вот и приходится искать другие, «обходные» варианты для экспорта такой старой техники.

Не менее активно «помогают» коллекционеру и наши транспортные, таможенные «инстанции».
– Вот лишь один из сравнительно свежих примеров. Удалось обнаружить в Бразилии несколько уцелевших там уникальных американских танков времен Второй мировой. Один из них я решился привезти в Россию. Так вот службы того нашего порта, куда пришел контейнер с бронированной машиной, запросили с меня только за хранение до растаможки и прочие портовые услуги 10 000 долларов!

Между тем, представители зарубежных музеев – французских, бельгийских, немецких, голландских, – не раз предлагали мне перевезти всю коллекцию к ним, обещали построить самые современные выставочные помещения... Но я-то хочу, чтобы эти уникальные машины оставались в стране, победившей фашизм, чтобы их могли увидеть ветераны Великой Отечественной и их потомки!