Дед Мороз на «велике»

Ну вот и пришел «конец света»! Очередной. Локальный. Для тех тысяч и миллионов наших сограждан, которые живут в cредней полосе и увлекаются ездой на велосипеде: здесь начались снегопады, череда гололедов...

Неотвратимо надвигающаяся зима в наших краях надолго упрячет пути-дороги под слоем снега и льда. Столь прискорбный для веломанов факт заставляет их чуть ли не на полгода прятать любимые двухколесные машины по дальним углам, гаражам и подсобкам. Хотя так поступают не все. Даже в конце XIX века в России находились энтузиасты двухколесных путешествий, которые приспособились совершать зимние «рейды» среди сугробов.
Более ста лет назад, когда «бицикли» только-только получили распространение в Российской империи, журнал «Циклист» регулярно публиковал материалы под рубрикой «Велосипед зимой».

Из них выясняется, что в конце XIX столетия московские велосипедные корпорации традиционно арендовали на зимний период для своих членов самые крупные из существовавших тогда в городе крытых манежей, в том числе и знаменитый Манеж, построенный рядом со стенами Кремля. Два или три дня в неделю его обширная арена была отдана велосипедистам. Регулярно устраивались гонки, но чаще «байкеры»-любители просто катались по кругу под музыку специально приглашенного оркестра, на ходу беседовали друг с другом, флиртовали с молоденькими девушками-«циклистками»... Именно в разгар очередного зимнего велосезона в Манеже появился знаменитый писатель Лев Толстой, который буквально за пару уроков освоил езду на «бицикле» и стал большим поклонникам такого спортивного развлечения.

Однако монотонная езда по гладкой манежной дорожке устраивала не каждого. Многие наши прадедушки активно «педалировали» зимой «в естественных условиях», – они устраивали массовые велопрогулки, шоссейные гонки и многодневные путешествия на «двухколесных скакунах» даже в самый разгар снежного сезона.«Нигде за границей нет таких чудных шоссе, какие зимой в России!» – восторгался А. Николаев, который 23 декабря 1897 г. отправился на велосипеде из Москвы до Петербурга и далее – в Финляндскую губернию, к водопаду Иматра.

А Лев Толстой в интервью журналу недоумевал, что в Москве не очень активно ездят в снежную пору: «Мои знакомые в деревне ежедневно пользуются велосипедом и зимой!» Известный московский гонщик Михаил Дзевочко делился с читателями журнала собственным опытом: «Кататься зимой лучше всего от минус 3 до минус 7 градусов. Выше минус 3-х снег на дороге разрыхляется и трудно ехать, зато в большой мороз дорога тверже и глаже. Падения зимой не приносят столько неприятностей, как летом. Зимою вы не запачкаете платья и не ушибетесь сильно, а полежать в рыхлом снегу иногда даже приятно… Я езжу уже третью зиму. Если насморк или кашель – сажусь на велосипед и прокачусь, чтобы немного вспотеть и продышаться зимним чистым воздухом. После этого чувствую себя гораздо лучше…»

 

В одном из журнальных номеров «самокатчики» из Нижнего Новгорода сообщали, что у них очень популярен маршрут на 50 верст – до городка Балахна и далее до торгового села Городец. Летом здесь плохо ездить, так как дорога проложена по рыхлому песку, зато зимой – истинное наслаждение! А в Питере 115 лет назад некий «циклист-зимник» приохотился колесить на своем «ровере» по льду Невы и по заливу, огибая Васильевский и Петровский острова.

Судя по публикациям, «ударным» для московской педалирующей публики оказался день 1 февраля 1898 г. Тогда состоялась очередная велопрогулка, в которой приняли участие около 50 человек («в том числе и несколько дам» – восторгался корреспондент журнала), а на Петербургском шоссе прошли дорожные гонки на 25 км. Ее победитель Вашкевич одолел дистанцию за 1 ч. 11 мин. 4/5 сек, хотя перед тем три дня шел снег, и дорога была трудно проходима на «двухколеске».

В те давние времена было предложено немало изобретений и усовершенствований, призванных сделать велосипедную езду в «царстве Деда Мороза» более комфортной. Некоторые «зимние циклисты» советовали, например, обертывать металлические педали сукном для защиты ног от холода. Еще один рационализатор призывал кататься в зимнюю пору вовсе без шин, на одних ободьях – так, мол, сцепление с ледяной дорогой лучше! Другой его коллега агитировал для той же цели обтягивать шины снаружи грубой шершавой мешковиной.

Велопромышленники время от времени радовали экзотическими новинками – вроде специальных рукавиц, которые крепились к рулю и потому не давали руками соскользнуть с него. А в январе 1899-го в одном из столичных магазинов появились в продаже рулевые ручки с подогревом! Конструкция довольно простая: на торцах рулевой трубы сделаны сетчатые дверцы, в полость за ними вкладывается уголек цилиндрической формы, который тлеет 2-3 часа, благодаря чему «руль остается теплым даже в самый жестокий мороз». Рекламные объявления сообщали, что вслед за тем предполагается начать серийный выпуск «греющих педалей и седел».

Войны, революции, неустроения под корень извели прежние зимние велодостижения и традиции, а все изложенные выше факты со временем основательно забылись. Так что уже на протяжении многих десятилетий для подавляющего большинства обитателей Средней полосы России понятия «зима» и «велосипед» являются очевидно несовместимыми. Впрочем отдельные «наследники» тех «доисторических» любителей прокатиться на «двухколеске» среди сугробов все-таки сохранились. В их числе – и автор этих строк. Специфику зимнего «велосипедизма» испытываю на себе уже не первый год и признаюсь честно: прокатиться на любимом «железном коне» в разгар зимы (особенно такой «сиротской», какие теперь часто к нам приходят) очень приятно. И это отнюдь не «самоубийственный цирковой фокус», как многим кажется.

У оппонентов зимнего катания на байках два главных довода «против»: «Холодно, обязательно замерзнешь!» и «Скользко!» Однако, нынче за контр-аргументами далеко ходить не надо. Современные модели одежды для активного отдыха вполне гарантируют байкеру-«зимнику» вполне комфортные температурные ощущения даже в сильный мороз. Термобелье, теплые флисовые куртки, ветрозащитные костюмы, специальные ботинки… А вот для защиты рук (это едва ли не самое уязвимое место при зимних вылазках на вело) лучше иметь не только «навороченные» перчатки, но еще и рукавицы.
Столь же легко можно подстраховаться и на случай гололеда. В магазинах теперь полным-полно специальной зимней резины – для разных типов велосипедов и с разной степенью «шипованности». «Вело-зимнику» есть из чего выбрать: несколько фирм выпускают покрышки, которые «ощетинились» металлическими «шпеньками» в два, в четыре ряда. Варьируется также и общее число шипов, изготовленных из высокопрочной стали, и запрессованных в протектор – от 100-150 штук до 360. Конечно стоит такая «обувка» для колес не дешево (нужно быть готовым выложить минимум 1700, а то и все 3000 рублей за штуку!), да и весит прилично. Зато на хорошей «шиповке» не страшно кататься даже по зеркально-гладкому льду озер и водохранилищ.

В советские годы, когда подобной зимней резины для вело не было и в помине, энтузиасты шли на разные хитрости, приспосабливая обычные покрышки к езде по наледям. Кто-то вкручивал в проектор десятки коротеньких винтиков, а кто-то упаковывал колеса в металлическую «оправу». Технология незамысловатая: из кусков отслуживших свое велоцепей собирается кольцо подходящего диаметра и надевается на приспущенный вело-пневматик по его центральной дорожке, потом колесо накачивается до нормального давления, и кольцо при этом оказывается довольно надежно зафиксировано враспор на поверхности покрышки. Конечно, велосипед на таких «гусеницах» шел по льду вполне уверенно. Однако порой, на крутых поворотах, на ухабах, цепное кольцо все-таки соскальзывало с покрышки. Падение ездока в этом случае было практически неизбежно, а вслед за ним – долгая возня с восстановлением всей противогололедной конструкции.

Среди московских и подмосковных любителей вело достаточно много «зимников». Кто-то выезжает на пару часов, чтобы покрутиться по дорожкам в ближайшей лесопарковой зоне, кто-то устраивает на заснеженном склоне оврага импровизированную трассу для соревнований по маунтин-байку, ну а кто-то отправляется по выходным в путешествие на целый день. Есть даже группа «многодневщиков». Команда «двухколесных» туристов, в которую входят Вячеслав Соколец, Сергей Кудрявцев, Евгений Прищепа... на протяжении уже нескольких зимних сезонов регулярно уезжают на субботу и воскресенье в походы по ближнему и дальнему Подмосковью с ночевкой в лесу.

 

Падений во время походов практически не бывает. И дело тут не в какой-то сверхловкости участников поездки. Чтобы не рухнуть на зимней дороге вместе с «двухколесным скакуном» – даже если он не поставлен «на шипы», – достаточно соблюдать лишь одно простое правило, которое хорошо знакомо опытным «циклистам»: аккуратно проезжать через бугры и ухабы на дороге, не делать резких поворотов и не гнать вперед, сломя голову!Можно добавить и еще один постулат: не стесняйтесь опасные и подозрительные участки пути преодолевать способом, известным среди бывалых ездоков под названием «велопешком». Помимо обеспечения безопасности это позволяет еще хорошо размять-разогреть ноги.

Сотрудники ГАИ «вело-зимников» практически никогда не останавливают. Ведь те ничего не нарушают: в Правилах дорожного движения нет ни слова о том, что велосипедная езда зимой запрещена. Правда, в разговоре один из столичных ветеранов «снежной езды» припомнил поучительный случай: «Отправился я по Пятницкому шоссе прокатиться. Туда проехал мимо поста ГАИ нормально, а на обратном пути меня инспектор тормозит: мол, нельзя зимой по трассе ездить! Оказывается, незадолго до того на Пятницком случилась автомобильная авария, вот гаишники и активизировались. Пришлось мне, раз уж попался под горячую руку, добираться до Москвы обходными путями...»

Пожалуй, единственное убедительное противопоказание к выезду на зимний веломаршрут, это прошедший недавно сильный снегопад. На не расчищенных улицах и дорогах попутные автомобили то и дело будут загонять вас в рыхлое месиво у обочины, где «железный конь» наверняка забуксует.