Наказать по… половому признаку

…Мама Виктория Демьяненко переходила дорогу с дочкой Ангелиной на 46 км федеральной автодороги «Кола» в районе поселка Синявино в Кировском районе Ленобласти. Убедилась, что машины ее пропускают и лишь затем аккуратно ступила на проезжую часть.

Шла по наземному пешеходному переходу, стараясь удержаться на обледенелом асфальте. День. Светло. Дорога узкая, хоть и федеральная. По одной полосе в каждую сторону. Но из-за степенно уступавшего ей дорогу Ford Tourneo Connect вылетел ВАЗ-2115. Вика увидела машину и попыталась спасти ребенка, отдернув его и подавшись назад… Ангелине было 6 лет. Она погибла. Маме 24 года. Сейчас в больнице… Водитель «Жигулей» остановился, подбежал к потерпевшим, вызвал полицию и скорую. Полиция сейчас размышляет, по какой статье возбуждать дело и упирает на добропорядочное поведение виновника, оставшегося на месте ДТП и потребовавшего проведения экспертизы. Провели. Был трезв.

Жители поселка Сенявино, в котором произошла трагедия, живут по разные стороны федеральной трассы «Кола» и гибнут постоянно. Убийство Ангелины опять подняло волну негодования оставшихся в живых местных жителей и вызвало желание поставить светофор и расстрелять чиновников. Светофор на федеральную трассу им вряд ли поставят, а чиновники далеко. Но возмущение есть и оно имеет направленное действие: на официальных лиц, игнорирующих проблему жителей. Волны негодования против водителя, нарушившего ПДД, нагло ехавшего по встречке, не снизившего скорость перед пешеходным переходом, нет.

Почему столь избирательно негодование? Почему людям так хочется расстрелять чиновников, а не водителя? Потому, что водитель – мужчина. То есть более полноправный участник движения, чем женщина, заведомая курица и вообще дура.

В похожей ситуации в Брянске 7 октября 2011 года погибла трехлетняя Соня, попавшая под колеса VW Passat по вине своей неумной мамы Анны Сиваковой. В обоих случаях трагедия записана на видеорегистраторы и поведение всех участников видно отчетливо. Разница в том, что виноватый Passat ехал не по встречке, а по своей полосе, а увидев, как Сивакова настойчиво прыгает с ребенком под колеса, водитель тормозил в дым, предотвращая горе. Но главная разница в том, что водителем машины оказалась женщина — Ирина Добржанская. Она сразу остановилась и побежала к несчастным, все еще надеясь на чудо… Колыхнувшаяся волна народного гнева не коснулась ни чиновников, ни дорожников, ни тем более виноватую ГАИ, допустившую аварию (в нарушение закона «О полиции» и наставления по ДПС, полицаи паслись за переходом, отлавливая тех, кто не пропустил пешеходов). Но Добржанскую решили тут же линчевать. Стадо непричастных обывателей несколько раз выходило на дорогу и требовало крови, имитируя гражданскую активность и социальную позицию. На Ирину набросились в стремлении покарать и растерзать. Ее довели до нервного срыва и госпитализации в психиатрическую лечебницу и не отпускали из поля зрения до тех пор, пока суд не определил ей наказание в 4 года лишения свободы. Следствие было быстрым, суд скорым, наказание… справедливым. И все это под рефрен – «сколько можно позволять всяким бабам убивать всяких баб?» Шовинизм по половому признаку. Мужик, еще более виноватый, презревший ПДД и убивший ребенка из-под общественного воздействия вышел сразу и превратился в статистическую единицу отчета без имени и фамилии… Женщине убивать детей своим автомобилем нельзя. Карать ее! А мужчине? Карать его? Вовсе нет. Карать предложено чиновников, не поставивших светофор…