Автограф на недобрую память

Конечно же, вы помните великолепный фильм «Ловушка для одинокого мужчины», в котором главный герой сообщает в полицию о пропаже своей жены, а местный кюре приводит к безутешному мужу неизвестную дамочку и внушает ему, что это — его раскаявшаяся жена. Вдовца делают полным идиотом...

Нечто подобное, правда, без убийства жены, но со всеми атрибутами идиотизма, совсем недавно было разыграно в ГАИ Юго-Восточного округа столицы, в Люблинском, а затем и в Московском городском суде. Причем не хуже, чем в кино!

Водитель С. однажды имел несчастье поспорить с оголтелым мотоциклистом на тему: кто проедет первым? Спор товарищ С. проиграл, ибо мотоциклист оказался проворнее. И нежданно-негаданно в одной точке встретились оба.

Дело пустяковое — каких уйма! Пустяковое, если б не одна маленькая муха, переродившаяся позже в слона.

В документике, состряпанном сотрудниками ГАИ того же столичного округа, узрел товарищ С. подпись: судя по рядышком указанной фамилии — свою, а по правде судя — ничего общего со своей не имеющую.

И так это возмутило товарища С., что он, вооружившись жалобой, отправился в столичное Управление ГИБДД, а затем — на завершающей стадии поисков правды — в Московский городской суд.

— Мамой клянусь, — убеждал он на всех этажах вышеуказанной власти, — подпись не моя! Моя — совсем другая!

А чтобы сомнений в правдивости его слов не возникало, положил на стол судье Исюк заключение специалиста-почерковеда.

«Подпись в документе не соответствует подписи гражданина С.», — однозначно гласило графологическое заключение.

Очевидцы утверждают, что судья Исюк как-то косо посмотрел на экспертное творение и не долго думая его отверг. А на просьбу назначить ту экспертизу, которой судья доверяет, парировал оригинально:

— А вот мы вызовем инспектора ДПС, который документик составлял, он нам все и расскажет.

Инспектор ДПС соответствующего полка УВД Юго-Восточного округа старший лейтенант, а ныне уже капитан Чекоткин в суде признался сразу и честно:

— А чья же еще? Разумеется, это подпись товарища С.

— Стало быть, вы не признаете, что подпись подделана? — полюбопытствовал судья Исюк.

— Никак нет, ваша честь, не признаю.

— Вот видите, — заметил судья, — инспектор не признает. Значит, и экспертизу назначать незачем.

И вышел из здания Московского городского суда гражданин С. полным и круглым тезкой одноименного романа товарища Достоевского.

…Говорят, что наш мудрый законодатель, накопивший немалую библиотеку подобных случаев, уже крепко призадумался: а нужна ли нам армия нотариусов, экспертов и прочих много знающих дармоедов…

Куда выгоднее содержать десятка два чекоткиных. Надо удостоверить, что ты верблюд, — любой из них официально засвидетельствует. Надо признать право на наследство — чекоткин милостиво скажет: всё твое — бери! Да и пол какому-нибудь трансвеститу менять не придется — заглянет чекоткин куда следует и внушит: так ты уже девочка… Я сказал!

Ведь если надо, любой чекоткин, взращенный в условиях тотального к себе доверия, где угодно, чего угодно и как угодно… подтвердит.