Как вертолет Путина чемпионат DTM остановил

Мы совершенно не возражаем против отправки первого лица страны на небо. Пусть вознесется. Кому, как не ему, парить вверху? Да оно (лицо №1) и само не против. Оно даже любит. На учебном истребителе летало с пилотом за плечами, пожары на Бе-200 тушило, стерхов правильно летать учило, а теперь вот до вертолета дошла очередь.

В память о Матиасе Русте в самом центре столицы в мае этого года устроили аэродром. Но Руст сел на Красной Площади, а лицу №1 взлет-посадку заготовили внутри Кремля, за стеночкой. Там теперь президентский аэропорт, где Винт №1 ждет лицо №1. Затея возникла ради нас. Чем чаще лицо станет возноситься над нами по служебной надобности, тем меньше у нас пробок. Лицо знает, что всенародная любовь не спасает от массовых пожеланий в его адрес и даже простая попытка быстренько сгонять из Кремля в обеденный перерыв в думский буфет, перекрыв все дороги вокруг, снижает рейтинг. Поэтому приходится либо прогуливать работу и не соваться в Кремль, либо обходиться местным буфетом или бутербродами из дома, с которыми после развода тоже все непросто.

А вертолет – это выход. Слетал по делам, вернулся, а город подумал «ученья идут» и не обиделся совершенно. Лицо вверху, мы на земле. Никто никому не мешает, у каждого свое жизненное пространство и полагающийся уровень. Других вертолетов у нас в столице не бывает, так что при желании поклониться всегда можно молитвенно согнуться в нужную сторону и нарисовать добрый образ той части тела, которая от имени первого лица в этот момент ближе всего к народу и с удовольствием принимает обожание от ползущих по земле подданных. И, что особенно приятно, жизнь на земле не замирает, движение не останавливается, все продолжают заниматься делами без поправок на кремлевскую суету с бутербродами, политикой или самочувствием ВВП.

Но удачно запланированное разделение наших миров на земной и небесный оказалось далеким от идеала. Первое лицо с первым винтом (или бортом, или шасси, или хвостом… кто ж знает, как там правильно титулуется Ми-8 в президентском исполнении?) летают по воздуху в нужную им сторону, а жизнь на земле все равно замирает до полного паралича. Он в небе, а у нас тут опять все встало и застопорилось… И опять откуда-то сверху окрик: «Всем стоять! Не двигаться!» словно лицо рядышком, вместе с нами, а не на небе, как мечталось.

На подмосковной трассе Moscow Raceway 2-4 августа случился этап немецкого кузовного чемпионата DTM. Быстрая, красивая, уважаемая и по-немецки безопасная гонка. Пока пилоты носятся кругами на машинах, похожих на настоящие, все вокруг либо смотрят с трибуны, либо готовятся оказать первую помощь. Обязательный атрибут DTM – медицинский вертолет. Скорости у машин такие, что как только авария, тело сразу отскребают, грузят и быстрее стерха – в больницу. Если условия не позволяют вертолету взлететь, гонка останавливается. Что и произошло на квалификации, в первый день. Планировалось четыре заезда. Гонщики выстраивали стратегию и одна из команд собиралась добиться хорошей стартовой позиции именно благодаря последнему заезду. Но внезапно поблизости случились первые лица и первые вертолеты. Они не знали про DTM и спешили по своим делам. Их не было поблизости от гоночной трассы Moscow Raceway и даже отсвет не озарял горизонт. Но ради них закрыли небо, а оказалось, что еще и землю. Если первое лицо уже там, то нам и здесь полагается замереть. Медицинскому вертолету DTM запретили взлет и тогда немцы остановили мероприятие. Они не поняли, какая тут взаимосвязь и почему дела русского президента важней дел его

подданных, но от своих правил не отступили. Нет неба, нет гонки. Всем стоп. Квалификация на сегодня закончена. Влияние небесного на земное оказалось избыточно сильной и сурово порушило планы команд, регламент состязания, имидж страны и светлый образ первого лица. Зато мы наконец-то узнали, как на самом деле будет, когда президент не с нами, а в небе и увидели, что мешаем ему всегда и везде, даже когда его нет поблизости.

Первое лицо Норвегии безбоязненно возит своих граждан в такси и, не смотря на Брейвика знает, что ничего с ним не случится. Такси премьер-министра Столтенберга ездило без охраны, город обошелся без зачистки, а пассажиры без предварительного отбора. По результатам устроенной в Норвегии жизни премьер остался один на один с людьми и даже не переживал за себя. Наше первое лицо не уверено, что его не убьют.