Дороги, построенные на крови

Гиляровский считал, что в Москве памятно все, ценил любой знак истории вне зависимости от его презентабельности и наслаждался каждым памятным эпизодом. Современники к его восторженности относились с теплым пониманием...

Потомки осмотрительно оставили себе на память только само имя автора, не затрудняясь прочтением книги «Москва и москвичи», а уж в нынешнее время ценить историю запрещено, поскольку честная память и свет событий противоречат бизнесу, нарушают коммерческие и политические планы.

При этом столица неразборчиво сохранила массу противоречивых отметин истории и утратила много святых мест... Например, в Москве почему-то до сих пор существует улица Отто Куусинена, главы самозваного правительства несуществующей «Финляндской Демократической Республики», станция метро Добрынинская, сохранившая имя вовсе не сказочного Добрыни и не певца Вячеслава Добрынина («Не сыпь мне соль на раны»), а командира подпольного террористического отряда Петра Григорьевича Добрынина, убитого юнкерами в 1917. Про улицу имени Героя России Ахмада Кадырова тоже все в курсе.

А вот дом Тарковских в Москве в 1-м Щипковском переулке снесли. Как и дом Феоктистовых на Большой Ордынке, 42 на месте которого теперь построен ресторан, сейчас готовится план тяжкого вторжения в историческую застройку ВДНХ…

Но во всех этих домах и местах человеческого отдыха самих людей нет давно, осталась только история. Гиляровский бы не понял, почему надо сносить старую усадьбу или дом поэта и его сына режиссера, если они участники событий, создавших нашу страну и сохранивших в себе прожитое не нами время…

Но почему надо сносить памятник герою, закрывшему собой поставленную террористами противопехотную мину, должно вызывать вопрос и у нас, тех, на обычное существования которых человек обменял свою собственную жизнь…

На пересечении шоссе Энтузиастов и проспекта Буденного в Москве долгие годы стоял очень скромный памятный знак… Те, кто его видел и останавливался прочитать надпись, оставались в недоумении надолго. Москва забыла этот эпизод. О нем помнил лишь этот мрамор и люди, причастные к горю и подвигу. Утром 27 октября 1994 года здесь погиб подполковник ФСБ Михаил Чеканов. Террористы установили противопехотную мину направленного действия МОН-50. Ее дальность поражения — до 50 метров, высота сектора поражения — до 4 метров… Чеканов накрыл ее собой. Кавалером Ордена Мужества он стал посмертно.

Памятный знак на Энтузиастов, 29 простоял до прошлого года. А потом помешал реконструкции шоссе и был снесен. Транспортная развязка на данном участке важнее и зря подполковник погиб в столь неподходящем месте. Лучше б где-нибудь на отшибе, подальше от политических и градостроительных стремлений властей, устроивших реконструкцию города вроде бы для блага все тех же обычных людей, которых спас подполковник Чеканов. Реконструкция шоссе когда-нибудь завершится, но восстанавливать памятный знак никто не собирался.

Сегодня на территории Преображенского кадетского корпуса установлена стела, увековечившая подвиг подполковника Михаила Чеканова. Теперь уже навсегда. Чтоб никакой мэр не снес, не растоптал, не стер из памяти. И хотя обывателей на территории кадетского корпуса не бывает — тут среда обитания иных людей — нам возвращена часть истории, походя опрокинутая непричастными, безучастными и чужими городу людьми. Гиляровский ценил именно это…