Валдайские тезисы

Владимир Владимирович на Валдае наговорил на пятилетку обсуждения, навалив масштабную кучу эклектики и противоречий, украшенную лозунгами, призывами и заклинаниями.

Ответы Чернышевскому и нам с вами он продиктовал в четверг 19 сентября 2013 года. Поскольку масштаб личности ВВП касался сразу всего, то в числе прочего он неизбежно определил линию поведения каждому из нас — от дворника и слесаря-сборщика на конвейере и далее вверх по социальной лестнице, назначив направление работы и директору автозавода, и министерствам, и своим замам, и премьеру, за исключением себя, поскольку кто-то же должен остаться в ОТК, чтобы оценить результат.

Путин Чернышевскому и народу: «Вся наша история без изъятия должна стать частью российской идентичности. Без признания этого невозможно взаимное доверие и движение общества вперед». Это не только ответ на вопрос, это приказ. Итак, с 20 октября вернем в историю нашего автопрома фундаментальный принцип и признаемся, что главной задачей отрасли было воровство. Воровство идей, технологий и конкретных моделей. В редких случаях неумелой кражи мы добивались своего покупкой патентов, но в основном наша автомобильная промышленность была построена на заимствовании чужого и попытке его воспроизведения близко к оригиналу. За 96 лет существования нынешней страны (РФ провозглашена правопреемником не Российской Империи, а СССР) в легковом автомобилестроении мы самостоятельно создали только ВАЗ-2121 «Нива», экспериментальный автобус «Юность» и правительственные ЗиЛы так называемой 41-й серии. Зачатки разумной самостоятельности в автопроме обнаруживаются по мере удаления от легковых машин для населения в сторону грузовиков для армии, где период заимствования и послевоенного оглядывания на Studebaker US-6 и Willys МВ переросли в самостоятельное конструирование таких недосягаемых вершин творчества, как ГАЗ-66 или «Урал»-375Д. Хорошо бы попутно в историю вернуть и полную страницу ленд-лиза, за который мы пока не заплатили и который дал нам колеса, оружие, порох и тушенку, закончившиеся в СССР в первые месяцы и шедшие к нам от союзников всю войну…

Еще один приказ Путина народу – «Критика необходима, но без чувства собственного достоинства, без любви к отечеству эта критика унизительна и непродуктивна». Тут не совсем ясно – она необходима или нет? С оговорками на чувства или все же без них? Кто кроме самого ВВП прозорливо определит в критике продуктивность и любовь к Отечеству?

Констатация кончины традиционного автопроизводителя в нашей стране – это продуктивная критика? Содержатся ли тут признаки любви к Отечеству и насколько унизительно обстоятельство гибели АЗЛК, ИЖмаша?

АЗЛК погиб по воле государства. Завод скончался от умелого управления и долгой предыстории тяжкой репутации самого плохого в стране. ИЖмаш умер, но дело его живет и сейчас: предприятие, отпраздновав изгнание обескураженных корейцев из KIA, выпускает последние в истории ВАЗы. ГАЗ перешел на контрактную сборку чужого, накрыв несостоятельное легковое производство плитой горести и поражения с именами «эмки», «Победы» и «Волги». ВАЗ лишили права на разработку собственных моделей и приказали впредь выпускать чужое, что укажут новые хозяева.

В СССР знали, что дорог в стране не будет, это одна из составляющих оборонной доктрины, поэтому каждый завод обязан разрабатывать полноприводные модели. И в портфеле каждого предприятия такие машины были, но в производство попала только «Нива». А страна лишь мельком услышала о рамных внедорожниках «Москчич-415» и 416, позже переименованных в «Москвич-2150», полноприводном «Москвиче-2141», о семействе внедорожников ГАЗ-2308 «Атаман», замечательном 3106 и ностальгическом ГАЗ-3120 «Комбат», мельком удержав в памяти брежневскую полноприводную ГАЗ-24 и пройдя мимо легковой полноприводной «Волги» ГАЗ-3104. ИЖ свою полноприводную модель 2126—060 даже запихал на конвейер и помер в обнимку с ней… С чувством собственного достоинства приходится констатировать отсутствие любви к Отечеству у нынешних руководителей бывших российских и нынешних зарубежных автозаводов и у всех причастных к стратегии развития автопрома. Вместо машин для голодного села и пожизненного бездорожья, вместо разработки техники, необходимой для выживания людей, а попутно и страны, автопром превратился в отрасль, производящую товар для увеселения горожан и зарабатывания на пижонах.

Не справившись с вопросом Чернышевского, ВВП диагностировал «прямой путь к деградации и примитивизации, глубокому демографическому и нравственному кризису» в том числе в отменяемых или переименованных праздниках, стыдливо прячущих суть… Указ Президента РФ от 25.06.2012 N 897 «О Дне работника автомобильного и городского пассажирского транспорта» стыдливо спрятал суть некогда отмечавшегося в этот день (вперемешку с транспортниками и водителями) и праздника работников автомобильной промышленности… В итоге Дня работника автомобильной промышленности у нас нет, ведь гордиться и отмечать тут нечего… Кстати, 20 декабря у нас аккуратно переименовано в День работника органов безопасности Российской Федерации, без упоминания подписанного в этот день в 1917 году декрета об образовании ВЧК, ставшей синонимом не только опричнины, но и косвенным прообразом гестапо. Интересно, как в обоих случаях будет исполнен приказ «наша история без изъятия должна стать частью российской идентичности»?

Есть ощущение, что вопрос 150-летней давности остался без ответа.