ГИБДД разгоняют по-тихому

С какой стороны ни глянь на придорожную полицию, отовсюду видно — не нужна. И мышей не ловит, и на вызовы времени ответить не чем, и делом не занимается, живя сразу по всем законам Сирила Н.Паркинсона, от «работа заполняет время, отпущенное на нее» и до «во всем учреждении, снизу доверху, не встретишь и капли разума. Самодовольство сменилось апатией».

По этому поводу Паркинсон посоветовал «сотрудников снабдить хорошими рекомендациями и направить в наиболее ненавистные учреждения, вещи и дела немедленно уничтожить, а здание застраховать и поджечь». Менее масштабно (в полном соответствии с собственным местом в истории) посоветовал Алексей Кудрин, якобы создавший проект реформы полиции — ГИБДД разогнать. Точно так же полагает и столичная власть, нагло и жестко отбирающая у ГАИ полномочия в самом важном для полиции деле – сборе денег с населения. Но г-н Собянин при поддержке г-на Шувалова действует более радикально, чем предлагал Паркинсон, и переписывает законодательство страны в пользу отдельно взятого города, создавая самостоятельное спецподразделение по финансовой борьбе с населением — «Московскую автодорожную инспекцию». Поскольку у Паркинсона и Кремля мораль разная, наш метод изощренней: обрезание собственных функций ГИБДД делает сама, исполняя приказ первого вице-премьера, потребовавшего разработать тематический законопроект о передаче Москве полномочий по ведению административных дел в отношении нарушений ПДД, зафиксированных камерами в автоматическом режиме.

Хотя, повторимся, ГАИ давно напрашивалась. Работать она перестала еще в начале 90-х с молчаливого согласия властей, разваливших своим попустительством структуру и позволивших инспектору не регулировать движение, а кормиться с дороги. А сегодня придорожная полиция вообще утратила какие бы то ни было общественно полезные функции и оставила за собой лишь VIP-обслуживание. Но даже в таком дрейфующем безвольном виде она могла бы еще долго пребывать в состоянии «административной достаточности», создавая для себя так много внутренней работы, когда отпадает нужда в контактах с внешним миром. Но на смену давно разбогатевшему Юрию Лужкову пришел менее состоятельный Сергей Собянин с ненасытным миллиардером из Эстонии Максимом Ликсутовым . Присланные сверху, они надеялись, что прежняя команда сдаст им город и перераспределит финансовые потоки в нужное русло. Но пришельцев не допустили до самых калорийных процессов и зарабатывать пришлось самим. То же заместитель мэра Петр Бирюков не отдал ЖКХ и перекладывает трубы, красит заборы, меняет бетонные бордюры и пасет таджиков на клумбах самостоятельно. Не сдалась и область. Попытка отобрать у бывших соратников генерала Бориса Громова торговлю землей привела к тому, что президент в пользу Собянина лично конфисковал у области южное направление, расширив границу города за пределы абсурда. С недвижимостью то же не все получилось, хотя обычный шулер Сергей Полонский теперь воздвигнут на уровень международного преступника и мы его ловим всем миром, чтобы отобрать краденные миллиарды.

Война по перераспределению денег в свою пользу затягивается на годы, а рубли нужны сейчас и много. Нынешняя команда оказалась самой талантливой со времен военного генерал-губернатора Москвы Дмитрия Владимировича Голицына, при котором улица Щипок получила свое профессиональное название, поскольку именно на ней досматривали и щипали торговцев с товаром. Нынче же, чтобы пощипать торговцев приходится проводить спецоперации по типу Бирюлевской овощебазы, испрашивая разрешение лично у президента, а вот всех остальных щипать можно безнаказанно. И если собственников жилья трогать сложно и хлопотно, то водители всегда под рукой. А других вариантов у нынешней власти нет, поскольку население массово не платит налоги и пугает вице-премьера Ольгу Голодец цифрой в 44% трудоспособного населения, спрятавшегося неизвестно где и получающего неизвестно что.

И выходит, что велика Москва, а обобрать некого. Кроме водителей. Прочее податное население либо неуязвимо, либо дает сдачи. А машина-то есть у каждого, даже у безработного и нигде не прописанного. И в этом отношении своим бездействием и давним нежеланием работать ГАИ подставила москвичей по-крупному, дав Собянину и Ликсутову повод заменить ДПС видеокамерами, эвакуаторами и собственной автодорожной инспекцией. Карательная стоимость парковки и конфискованная у нас территория внутри Бульварного кольца были прикрыты справедливым обвинением бездействия ГАИ: водители паркуются в три ряда и не дают проехать троллейбусам, а потому все в центре станет платным и туда больше никто не сунется. А ведь для того, чтобы публика не вставала в три ряда и существует ГАИ и это ее прямая обязанность – наводить порядок на дороге и тротуаре. ГАИ дезертировала, а изощренные захватчики столицы воспользовались ситуацией и тут же учинили свой закон. Но полиция не умеет реагировать быстро и потому продолжила жить в административной достаточности. И тогда по ней нанесли мощнейший удар. Теперь уже первый вице-премьер приказал полиции написать закон, отгоняющий ГАИ от кормушки в отдельно взятой Москве и отдаюший сбор денег развешанным в каждом дворе камерам и специальным инспекторам города, собирающим подать в пользу столичной казны и кипрских оффшоров. У нас любое преступление государства всегда совершается по закону. В 1937 году никто не был уничтожен просто так, выстрелом на улице. Всех расстреляли по закону. Власть неторопливо создала систему, при которой каждый удостоился судебного заседания, пусть даже в упрощенном виде Особого совещания, каждый получил последнее слово прокурора и каждый имел перед смертью конкретную статью УК с обширным списком доказанной вины. Беззакония не было. Внося нынешние поправки в КоАП, закон будет сопровождать все дальнейшие действия чужих рук в наших кошельках.

По официальным данным, за десять месяцев текущего года у водителей в Москве было отобрано 3 миллиарда рублей, что составляет примерно 40% нарушений. То есть на кону стоит около семи миллиардов рублей, а при попустительстве Госдумы, сладострастно увеличивающей штрафы по первому требованию, в будущем году эта цифра возрастет заметно. И все рубли уйдут не в карман ГАИ, не через счета полиции в некий абстрактный бюджет, а, как это было официально установлено в случае с парковками — на Кипр и в незначительной степени в пользу города. (В случае с паркоматами соотношение составило 80% в Кипрский оффшор, 20% — в бюджет города).

Зона платной парковки покроет всю Москву и платить придется даже за место под своим окном в Южном Бутово, видеокамеры станут повсеместны, городская парковочная инспекция в соответствии с законом Паркинсона достигнет совершенства только к моменту собственного упадка, зато деньги потекут колоссальные. А безвольное общественное мнение, утешающее себя картинкой визуального порядка в центре города, сказками о платных столицах мира и ленивым смирением «все так живут», в «цивилизованном мире все платное», «я не езжу, зато блондинок наказали» очнется только задним числом. Зато Москва станет первым городом в стране, где ГАИ, лишившись остатков полномочий, исчезнет официально, передав миллиардеру Ликсутову даже свою любимую функцию по сбору денег. Затем ДПС прогонят и со всех прочих дорог и лишат оставшихся полномочий, а на их место придут коммерсанты — еще более, чем гаишники, беспринципные, жадные, подлые, бессовестные.

…А народ продолжит радоваться, что соседу некуда поставить машину, что соседка по магазинам теперь ездит на метро, а по столице можно пройтись пешком, как у себя дома по центральной усадьбе колхоза.