Как Украина потеряла автопром

В космос в СССР мы летали все вместе, кормили голодную Африку всем миром, но технической конкретикой занимались по республиканскому принципу, создавая под руководством русского брата национальные достижения. Особым шиком считалась автомобильная промышленность.

Делать свою машину было престижно. Латышам построили RAF и позволили называть микроавтобус РАФ-977 гордым именем «Латвия», грузин осчастливили Кутаисским автомобильным заводом по выпуску грузовика, с 1967 года легализовавшего имя древнегрузинского царства «Колхида», армянам построили Ереванский автомобильный завод, выпускающий RAF первого поколения, тихонько носивший на эмблеме свой главный символ Арарат. Автомобильный завод задумали даже в Баку, чтобы им было не так обидно, но всерьез он не получился, оставшись ремонтным предприятием. Белорусы получили два завода. Постановлением Государственного комитета обороны от 9 августа 1944 года ремонтные мастерские вермахта в Минске стали автосборочным заводом и начали делать ленд-лизовские грузовики Studebaker и GMC. В 1947 году он стал полноценным заводом и перешел на ярославские машины ЯАЗ-200, ставшие знаменитым на весь СССР грузовиком МАЗ-200. В 1958 году Жодинский завод торфяного машиностроения получил кальки на тяжелые МАЗ-525 и стал БелАЗом. Литовцев, эстонцев и молдаван к автопрому не подпустили, оставив гордиться легкой промышленностью и сельским хозяйством.

Украине автомобильных предприятий отсыпали щедро. Дореволюционный завод сельскохозяйственного машиностроения в колонии Шенвизе в 1961 году стал автомобильным заводом «Коммунар» в городе Запорожье (ЗАЗ-965). Сразу после войны 21 мая 1945 года был основан завод во Львове, поначалу выпускавший краны, автолавки, прицепы и прочий подсобный инвентарь на чужих шасси, в 1965 году превратившийся в полноценный автобусный завод (ЛАЗ-965). 31 августа 1945 года начали строить комбайновый завод в Кременчуге, к 1958 году доросший до автомобилей и выпускавший грузовики, переведенные на Украину из Ярославля (ЯАЗ-222 стал КрАЗ-222). В феврале 1951 года в Луцке из маленькой мастерской решили сделать ремзавод, созидавший душевые установки, сеялки и вентиляторы, но уже с 1955 починявший грузовики ГАЗ-51 и ГАЗ-63, а потом мастеривший фургоны-рефрижераторы на всем, что шевелится. Затем ремзавод потихоньку получил в производство ЗАЗовскую разработку первого в СССР переднеприводного автомобиля ЗАЗ-969B. В 1967 году завод наконец-то назвали автомобильным, к машине добавили еще пару ведущих колес и уже в 1971 году начался выпуск всем известного ЛуАЗика, параллельно с которым делали и никому неизвестную инвалидку для военных — транспортер переднего края ЛуАЗ-967. Ко всем этим заводам прилагались еще и местные смежники, что превратило Украину в обладателя собственной автомобильной промышленности.

На сегодня карта автомобильной Украины выглядит не менее живописно, но привычных советских марок содержит мало. Луцкий завод отошел от темы. Львовский автобусный еле жив, изредка балуясь партиями автобусов, троллейбусов и временами мастеря выставочную новинку. Зато скромный ЗАЗ превратился в холдинг с двумя дополнительными площадками в Ильичевске и Мелитополе.

Основанный в 1976 году Ильичевский завод автомобильных агрегатов крупноузловым методом (SKD) собирает корейские KIA (в прошлом году собран 2351 автомобиль +63%), автобусы ЗАЗ I-VAN (A07A1, А10С31) несчастного китайского вида и временами грузовики Тата LPT 613. А на Мелитопольском моторном заводе как начали делать двигатели с 1908 года, так до сих пор и делают, но уже не нефтяные, а бензиновые MeMЗ-307 (1.3) и SQR477F(1.5).

На своем основном производстве в Запорожье завод делает ZAZ Chance, ZAZ Forza (Chery Bonus), ZAZ Vida (Chevrolet Aveo I). Завод загружен на 11% и смог выпустить за прошедший год 12881 машин всех трех моделей (Chance/Lanos/Sens 5941, Forza и Bonus 5028, Vida 1912). Спад — около -50% (производственная мощность — 150 000 машин в год).

В Кременчуге сохранилось производство грузовиков и с приходом нового директора началась приемлемая жизнь с разработкой новых моделей вплоть до гоночного грузовика для ралли Дакар. А еще в Кременчуге появился новый сборочный завод КрАСЗ. Крупноузловым методом SKD он делает SsangYong и китайский Geely. За 2013 год смастерили 9049 машин обеих марок. Несмотря на статистический трехкратный рост за прошлый год, завод загружен лишь на 23% (производственная мощность — 40 000 в год).

В 2001 году на Украине в селе Соломоново в Закарпатье в 2-х км от границы со Словакией и Венгрией случился автозавод «Еврокар». Несмотря на декларированную готовность и умение варить и красить кузова, машины на предприятии созидают отверткой по технологии SKD. Еще недавно тут умудрялись выпускать почти весь модельный ряд Skoda, а заодно и немножко VW, Audi и SEAT, но в прошедшем году получились только Škoda Rapid и Octavia А7 общим числом 11 494. Спад составил -21%, загрузка мощностей остывает на отметке 29% (завод рассчитан на 40 000 в год).

А еще Украина делает наши ВАЗ-2110/2111 на предприятии «Богдан» в Черкассах. Но дела уже давно идут плохо. Прошлый год позволил собрать всего 5958 машин. От безысходности здесь взялись потихоньку мастерить «китайцев»: Great Wall Hover, седан JAC J5, некое подобие кроссовера JAC S5 и подделку Lifan X60. Загрузка завода умерла на отметке 5% своей мощности (производственный максимум — 120 000 машин в год).

Нынешние события разворачиваются столь удивительным образом, что демаркационная линия будущей Украины может пролечь в самом неожиданном месте, породив не только Республику Крым с грандиозным довеском, но и отдельную Малороссию, а может развалить страну на три-четыре автономии. Если Крым станет островом, проблема автомобильной отрасли не изменится. Советский калькодержатель ЗАЗ продолжит погибать, попутно сражаясь со слабеющими смежниками (часть которых находится в России) и скромным внутренним рынком, навсегда расставшись с экспортными перспективами необъятного Восточного соседа. Завод полного цикла украинцам не по карману. Как отголосок престижа СССР он согревает сердца людей, давно выбывших из игры и утративших статус целевой аудитории и покупателей с грустным пенсионным набором. Не случайно после развала Советского Союза Латвия, Армения и Грузия играть в серьезный автопром перестали.

А вот отверточные и сборочные предприятия, идущие тем же контрактным путем, что и автопром России, после паузы продолжат нормально существовать в готовности к расширению производства на случай внезапной состоятельности страны.

Если демаркационная линия проляжет по линии Харьков-Днепропетровск- Николаев- Одесса, нам в руки упадет ЗАЗ и мы его не прокормим. Зато на нем честно работают потрясающие люди с отличным опытом зарубежной интеграции и у предприятия возникнет неплохая перспектива, аналогичная нашему ГАЗу. Кременчуг, Черкассы, Львов и деревня Соломоново остаются украинцам. Хотя возможен вариант, что Кременчуг и Черкассы тоже вольются в Малороссию или Крымскую республику и тогда завод Богдан перейдет на контрактную сборку либо прежних «Жигулей», либо чего-нибудь иноземного, но без собственных производств. КрАЗ – сильный игрок. Он завязан на смежников Восточной Украины и в случае географических изменений останется в строю, продолжая делать полезные всем автомобили. А КрАСЗ со своими корейскими машинами получит шанс упасть в объятия «Sollers» и забыть про китайцев.

А в Крыму ничего полезного для автопрома нет. Зато солнца много и не холодно. Можно будет попытать счастья с электромобилями, которые мы безуспешно развиваем в холодной Москве.