Вячеслав Лысаков уходит. В регионы

Отрешившись (добровольно, «по собственному», понятное дело) от высокого кресла, г-н Лысаков сильно теряет в глазах (и возможностях, и влиянии) истеблишмента. Политическая элита любой страны, и особенно России, в подобных кадровых решениях прочитывает одно — «кадр» спекся, разонравился, не оправдал.

Это отлично понимает и сам «отставник». Может быть, именно поэтому на сайте собственной партии «Автомобильная Россия» в числе должностей Лысакова (председательство в правлении некоего «Национального совета такси» и в координационном совете полузабытой и практически не действующей МООА «Свобода выбора») еще значится пост главы Центральной ревизионной комиссии ОНФ, хотя, повторимся, его он лишился без малого две недели назад. Но, видимо, рука депутата не поднимается убрать устаревшую информацию, напоминающую, что вот совсем недавно, буквально накануне, вчера еще был четвертым, по сути, человеком после ВВП. Ну, не в стране, конечно, но хотя бы в ОНФ, ведь предревкома в иерархии этой структуры идет сразу вслед за лидером (президент РФ В.В. Путин), сопредседателем штаба (кинорежиссер С.С. Говорухин) и руководителем исполкома (А.В. Анисимов). И что теперь делать? Ведь таким макаром и в следующие предвыборные списки «ЕР» в Госдуму легко не попасть. Да и в нынешнем ее созыве может аукнуться полным не прохождением очередного зубодробительного для водительской братии законопроекта, еще недавно столь милого властям.

Есть такая партия!

В общем, после столь удачного вхождения во власть в конце крайне запутанного и извилистого жизненного пути — почти полное фиаско. Хотя, хотя есть одна зацепочка — собственная партейка (хотя, замечу, еще несколько лет назад Лысаков был крайне против создания «автопартии»). И если «Свобода выбора» смогла сделать правозащитника депутатом, то почему «Автомобильная Россия» не поможет сохранить статус? Ведь и нужно-то всего «ничего» — с десяток громких побед на региональных выборах, да процента три на федеральных:

— Моего внимания требует партия, и мы уже осенью готовимся принять участие в выборах в регионах, на это требуется много сил. Я предпочитаю работать качественно и на результат, — заявляет Лысаков «Известиям», комментируя отставку в ОНФ.

Хотя о каких результатах и качестве говорит Вячеслав Иванович — не совсем понятно. Ведь, если верить опубликованной им информации о партстроительстве («АР» появилась на свет летом прошлого года), то автороссовские ячейки существуют в 31 субъекте федерации. Однако как ваш корреспондент ни старался, следы их реальной деятельности обнаружились лишь в Челябинске, да и то весьма неутешительные. Местный партийный деятель сообщал, что «в городских выборах не будем участвовать, пока слабовата построена работа. Возможно, будем участвовать в муниципальных».

«Автомобильная Россия» против автомобилистов

Но тут возникает вопрос — с чем? В смысле — какова программа? Понятно, что на руинах «19 мая», члены которой не просто разбежались, а трижды прокляли своего бывшего кормчего за ренегатство, ловить нечего. Нынешняя же личная борьба вождя (а «Автомобильная Россия» партия именно вождистская — достаточно взглянуть на ее сайт-цитатник лидера и уставные документы с возможностью оставаться цитируемым лидером пять сроков подряд) вряд ли увлечет за собой массы. Ведь главный итог ее — несоразмерные доходам и проступкам этих самых масс штрафы (а кривая аварийности и не думает падать) с возможностью чуть ли не по каждому составу дорожного правонарушения услышать от инспектора сакраментальное «не слышу предложений». Промежуточные достижения депутата тоже вполне антинародные. Навязчивая идея вернуть штрафные баллы, против которых выступила даже ГАИ. Нежелание раз и навсегда признать «показания» видеорегистратора обязательными для рассмотрения в суде (а ведь «за» выступает правительство, да и ОНФ накануне последних президентских выборов обещал ликвидировать «презумпцию виновности» водителей, когда показания сотрудников ГИБДД не ставятся под сомнение судами. Для этого, утверждали активисты фронта, в том числе необходимо законодательно закрепить право использовать видеорегистраторы в качестве доказательства в суде). А его сомнительная поддержка нарушающих правила парковки служб, эвакуирующих... неправильно припаркованные автомобили? А страстное желание отменить норму закона, допускающую примирение сторон и освобождающую водителя от отсидки, если тот компенсировал смерть сбитого им человека (пусть дети и вдовы погибшего голодают)? И вообще кровожадность главного авторосса поражает. Так, он категорически против смягчения нормы закона, карающего автовладельца за неправильно установленный номерной знак (в результате ДТП оторвало бампер и вы следуете к месту ремонта с «жестянкой» под лобовым стеклом) лишением «прав» и пятитысячным штрафом (представители другой вождистской партии предлагали ограничиться 500 рублями). Но горячо поддерживает идею увеличить штрафы за нарушения на ж/д переездах в пять раз; вернуть наказание за превышение скоростного режима на 10 км/ч (а как же постновогоднее обещание не повышать в этом году штрафы за нарушения ПДД?)…

За счастливое детство!

Короче говоря, редкий автомобилист поверит, что все эти и многие другие инициативы лидера «Автомобильной России» — исключительное благо для несмышленых моторизованных россиян. И вождь «цепляет» его другими посулами. Из 12-страничной партийной программы хорошо, если три (кратко, мазками общих слов) — о транспортных проблемах страны. Остальное — тусклые перепевки лозунгов (от нацеленности на развитие гражданского общества до защиты прав материнства и детства), выдвинутых другими россиянами, при этом куда более едиными, справедливыми и даже либерально-демократическими. Приятно, конечно, узнать, что цель автомобилистов — «создать социально ответственную власть, отвечающую требованиям открытого и справедливого общества», а их позиция — «служение государства народу, опирающееся на духовные и нравственные устои». Но как-то маловато даже для победы на муниципальных выборах…

Так что — партия, Вячеслав Иванович?