Какие марки и модели уйдут из России в 2016 году

Год, который потихоньку подходит к концу, принес нам потрясения, которых не было даже в кризис 2008 года. Кто меньше, кто больше, но пострадали все автопроизводители. Некоторые сократили свои модельные ряды, очень небольшая часть совсем ушла с рынка. Грядущий год также не будет легким, и бегство известных брендов из России продолжится. Но вот в каких масштабах?

Кого-то вопрос будущего волнует всерьез, кому-то он — ну вы поняли. Рынок, собственно, находится в полной... прострации, и перед ним маячит двойственная перспектива: либо пациент вскоре пойдет на поправку, либо зависнет в коме.

Для реализации оптимистического сценария, в общем-то, особых причин нет, хотя в нашей стране причинно-следственные связи кардинально нарушены. Лично у меня есть весомые сомнения по поводу того, что все будет хорошо. Предположим, что цена на нефть неудержимо поперла вверх, у России деньжищ появилось немеряно. Но кто поручится, что в связи с этим поползет вверх курс рубля? Наверное, только сидельцы из Высшей школы экономики, свято уверенные во всесилии рыночных механизмов. Ну хорошо, отечественная валюта восстановит позиции 2013 года, а цены — они что, резко снизятся эдак процентов на 30, а зарплаты на столько же вырастут? Как бы не так, за последние десятилетия, включая позднесоветский период, ничего подобного не случалось. Значит, все останется так же или будет хуже.

Автомобильные компании, присутствующие на нашем рынке и прогорающие на лучшем своем предприятии, от которого ждали больших барышей и обеспеченной старости, по логике должны шевелиться. Хотя логика в данном случае бессильна, и примеров тому — масса. Вот, скажем, тотальный уход из России «джиэмовского» Opel. Есть серьезные подозрения, что это политика, поскольку Astra и Mokka уж точно пользовались спросом. Ну а как расценивать поведение Chevrolet? Он рынок вроде и не покидает, но останавливает продажи всех своих хитов, вроде Cruze и Aveo. В его активе на сегодняшний день остается огромный Tahoe, который за девять месяцев этого года разошелся потрясающим воображение тиражом в 58 штук, да еще в следующем году американцы завезут к нам не менее массовые Camaro и Corvette.

Тех, кто уже сделал нам ручкой или грохнулся не больно, трогать не будем — они-то останутся точно, и постараются свой модельный ряд не то, что сократить, но расширить. Точно так же никуда не денутся премиальные и квазипрепиальные бренды, хотя и их продажи начали падать. А вот к остальным серьезно пострадавшим присмотримся повнимательнее. Французский производитель Peugeot, столкнувшись в обвалом продаж на 72 процента по сравнению с прошлым годом, не подумал ни снизить цены, ни дать вразумительные скидки на свои автомобили. Минимальная цена 308-го — хетчбэка гольф-класса — с учетом промоакции по трейд-ин в 1 139 000 рублей! Кое-как находит покупателей 408-й, но 1702 проданных автомбиля — это даже меньше, чем объем реализации Porsche Cayenne. Конечно, гибкая ценовая политика могла помочь, а могла и не помочь: автомобили родственного Citroёn, к примеру, куда дешевле, однако ситуация у него тоже аховая. Но по крайней мере была бы какая-то движуха, ибо отказ от явного неликвида вроде 107-го прошел незамеченным. Пока же французы, которые не могут хлопнуть дверью и бросить свой калужский завод, просто сидят и ждут, когда все само устаканится, разрешив своим дилерам подрабатывать на стороне и приторговывать другими марками.

Легковое подразделение FIAT фактически на нашем рынке отсутствует — три его модели нашли за 9 месяцев всего 163 покупателей. При этом Punto до сих пор продается позапрошлогодний, а малыш 500 — прошлогодний. Несмотря на это, побег итальянцев из России кажется сомнительным, поскольку их здесь держат как якорь коммерческие автомобили, а легковушки — так, побочное развлечение, которое вполне могут безболезненно прикрыть до лучших времен.

Колоссальное падение продаж за 9 месяцев по сравнению с прошлым годом накрыло Great Wall — 96%! M4 и H5 продаются смешными объемами, и вытягивает бренд только Н3, на долю которого приходится 2/3 всех реализованных моделей. Но компания строит свой завод под Тулой и параллельно повышает цены на продукцию, так что оптимизму ее руководства можно только позавидовать. Chery также в минусе и держится только за счет двух Tiggo — последнего и предпоследнего поколений. Lifan чувствует себя получше, но и он потерял 44% от прошлогодних высот. Его поддерживают на плаву кроссовер X60 и бюджетный Solano. Впрочем, китайцы — это отдельная история, поскольку несмотря на любые потери они не собираются ни снижать цены, ни тем более сворачивать свою деятельности в России и по-прежнему намерены строить тут свои заводы. Тем не менее, раз активы автомобилестроителей из Поднебесной столь внушительны, почему бы им не прибегнуть к демпингу и не увеличить свою долю на рынке, которая до сих пор оставалась весьма скромной?

Из японцев хуже всех пришлось Suzuki, недобравшей по сравнению с прошлым годом 64%. Компания кардинально сократила свой модельный ряд и застолбила четко очерченную нишу, оставив для наших покупателей только кроссоверы. Меньше всего ей приносит «проходимец» Jimny, но она вряд ли от него откажется, ибо — легенда. Subaru давно превратилась в клуб по интересам, ориентированный на узкий круг горячих поклонников, поэтому полное вымирание ей не грозит, а падение даже на 54% — ну что ж, тяжелые времена, потерпим. Кроме того, резервов для оптимизации осталось не так много, если не считать практически самоустранившихся с рынка BRZ и WRX. Их как раз и могут принести в жертву для сокращения накладных расходов. Остальные модели, из которых Forester и Outback только-только обновились, никуда не денутся. Больше того, в следующем году нас ожидают какие-то приятные сюрпризы, которые пока держатся в тайне. Про Honda мы уже писали — у нее в России нет ни производств, ни грандиозных планов. Со следующего года компания лишает российский офис полномочий по продажам автомобилей и оставляет за ним лишь функции по организации сервисного обслуживания. Вряд ли японцы много заработают на поставках лишь по предзаказам, их решение очень похоже на грядущий уход по-английски, не прощаясь.

В заключение заглянем в стан корейцев. Отстающий там один — SsangYong. Продажи марки упали на 74%, сборочное производство во Владивостоке приостановлено. Из пяти моделей сбыт находят только две самых дешевых — Actyon и Kyron. Эта компания — еще один реальный кандидат на вылет по собственному желанию.

...В общем, все плохое, что могло случиться, по большей части уже случилось. Если вдруг ситуация резко не осложнится, то никаких сенсаций не произойдет. Продавец и покупатель будут играть в гляделки в ожидании кто моргнет первым. Что-то подсказывает — первыми сдадимся мы, распечатаем кубышки (у кого они еще остались) и покорно побредем в автосалоны платить по счетам, которые сейчас небезосновательно кажутся нам безумными.