Падение авторынка эксперты АЕБ объясняют… стабилизацией рубля

Парадоксальное заявление сделал председатель комитета автопроизводителей АЕБ Йорг Шрайбер, объяснивший очередное падение автомобильного рынка ни чем иным, как стабилизацией курса рубля.

Другими словами, в августе спад продаж составил 19,4% к прошлогоднему результату, в сентябре — 28,6%, а в октябре — аж целых 38,5%! Если бы речь шла о непрерывном укреплении отечественной валюты, неожиданно переставшей расти, эти слова прозвучали бы более понятно. Да, мол, люди решили переждать, чтобы после возобновления роста рубля получить дополнительные выгоды от разницы курсов. Но г-н Шрайбер сказал именно то, что сказал: неожиданное падение курса в августе вызвало увеличение продаж за счет будущих периодов, и этим самым будущим периодом явился как раз октябрь. Ни в коей мере не подвергая профессионализм председателя комитета АЕБ сомнению, хотелось бы сделать пару замечаний. Ну, прежде всего, сравниваем мы нынешние продажи с соответствующими периодами прошлого года, когда рынок в целом чувствовал себя более-менее нормально. Именно тогда произошел обычный сезонный спад продаж (а не рост в этом году), поскольку люди уехали в отпуска, занимались подготовкой детей к школе, наслаждались последними летними денечками на даче и пр.

Что касается года нынешнего, то падать ниже дна, конечно, можно, но тяжело, а посему сезонные колебания не получили яркого выражения. Так, в июне всего по России был продан 140 161 новый автомобиль, в июле — 131 087, в августе — 138 675, в сентябре — 140 867, а в октябре — 129 958 машин. То есть, цифры более-менее ровненькие, хотя и с небольшим провалом. Это, кстати, к вопросу об ажиотажном спросе, предполагающемся на август. Те, кто был готов с испугу бежать в автосалон за автомобилем под угрозой обвала рубля, сделали это уже давно. Остальные в массе своей пока выжидают, как повернутся дела в дальнейшем, и колебания курса на 4−5-6 рублей в ту или иную сторону погоды не делают, поскольку все ждут либо улучшений, либо ухудшений, но кардинальных. И в заключение хочется добавить кое-что, имеющее к теме косвенное отношение. Производители, обосновавшиеся в России и построившие тут заводы, в тучные времена бодро рапортовали об увеличении локализации производства. И тут вдруг неожиданно выясняется, что к курсу иностранной валюты одинаково привязаны те, кто якобы все делает здесь, и те, кто тащит машины из-за бугра. Забавно, не находите?