Как Николя Мор изменит политику АВТОВАЗа

Новым руководителем АВТОВАЗа назначен генеральный директор Renault в Румынии Николя Мор. И с его приходом, уверен автоэксперт Сергей АСЛАНЯН, на отечественном автопроме можно окончательно и бесповоротно ставить жирный крест. И совсем не потому, что Мор – плохой управленец.

Он опытнейший производственник, начинавший трудовую деятельность во всемирной компании Valeo, затем в Faurecia, после чего сделал карьеру в Renault-Nissan, пройдя через ступени руководителя подразделения по закупкам комплектующих, в чем совпал с трудовой биографией Бу Андерссона. Кроме закупок, Николя Мор отвечал в альянсе за качество и послепродажное обслуживание, руководил производством, затем шагнул на должность вице-президента по производственной эффективности и вице-президента по закупкам, а затем убыл в Румынию, заняв позицию, аналогичную отставленному Бу Андерссону. Данный обмен может показаться равноценным. Но только на первый взгляд...

Почему Карлос Гон сдал своего ставленника Бу Анедерссона, уступив натиску генерального директора «Ростеха» Сергея Чемезова? Ведь Гон знает разницу между стратегом Андерссоном и тактиком Мором. Дело в том, что идея прийти в Россию с капиталами альянса Renault-Nissan возникла после фиаско с Китаем. В 2005 году Карлос Гон начал вести переговоры с правительством КНР, рассчитывая изменить правила и получить разрешение на экспорт автомобилей, произведенных в этой стране.

Обещая грандиозные инвестиции, Гон вел игру таким образом, чтобы не только вывозить товар из страны, но и получить господдержку, т.е. опору на бюджет. Перехитрить китайцев, понятное дело, не удалось. Но французская идея грести каштаны из костра чужими руками требовала реализации, и тогда Гон пришел в Россию, сразу начав разговор в правильном ключе – о совместном предприятии под патронажем государства. Русские оказались глупее китайцев и согласились на все условия, продав акции АВТОВАЗА альянсу Renault-Nissan и включив в структуру СП смотрящего Сергея Чемезова и специально созданную под него организацию «Ростех».

В подписанном соглашении черным по белому указано, что наша страна окажет финансовую помощь заводу, ставшему частным иностранным предприятием, в обмен на технологии Renault и Nissan. Первый транш составил 55 миллиардов рублей, из которых 38 миллиардов – погашение невозвратных долгов. В результате Гон получил в свое распоряжение бюджет нашей страны и индульгенцию на любые ошибки, потери и убытки, компенсируемые налогоплательщиками всей России.

При этом намерения у Гона были самые искренние. Он честно хотел реорганизовать АВТОВАЗ, превратив его в приличное предприятие. Именно поэтому он быстро убрал Кристиана Эстева, руководителя Renault, так же быстро разогнал дюжину понаехавших экспатов и, оглянувшись по сторонам, перекупил у Олега Дерипаски бесценного и единственно пригодного для работы в нашем автопроме иностранца, майора Бу Андерссона.

Андерссон все делал правильно, решения принимал верные, завод поднимал грамотно, политику вел безупречную. Что неизбежно требовало увольнения дармоедов и отказа от некачественных комплектующих. В России можно долго быть честным и результативным специалистом, но ровно до того момента, пока не наступишь на чужие финансовые интересы. Бу наступил на интересы поставщиков, кормившихся с ВАЗа десятилетиями. Он потребовал от них модернизации производства, полноценного качества, снижения отпускной цены, а затем вовсе отказался от сотрудничества. Поставщики, чувствуя себя монополистами, пытались разговаривать с майором языком ультиматумов. Но Бу решительно переориентировался на других партнеров, хотя вражда несколько раз останавливала конвейер и постепенно переросла в личные угрозы. В конце 2015 года Бу Андерссон сообщил, что его собираются убить. Но работать над качеством выпускаемых автомобилей не перестал, привлекая под свое имя и репутацию иностранцев, поставляющих комплектующие всему миру, включая Renault и Nissan.

А тем временем наши поставщики вышли наверх, договорились с властью и решили вопрос. После чего Сергей Чемезов начал открыто давить на Карлоса Гона и совет директоров, заранее рассказывая в интервью об уже принятом решении снять Бу Андерссона досрочно.

Почему Карлос Гон, позвавший на должность руководителя АВТОВАЗа шведа Бу Андерссона, в итоге не поддержал его и принял отставку, сменив коней на переправе? Да потому, что для него самое главное – сохранить АВТОВАЗ в бюджете России. А обеспечить это можно только благодаря Сергею Чемезову. Как бы ни был прав Бу, как бы ни было жалко расставаться с ним, но сохранить финансирование тонущего завода за счет недотеп из правительства РФ важнее. Именно поэтому Карлос Гон сдал своего ставленника Бу Анедерссона.

Что означает отставка Андерссона для всего мира? Это сигнал, что с Россией и русскими дело иметь нельзя. В этой стране никакие правила игры не соблюдаются, никакие договоренности не имеют значения, никакие контракты не играют роли. В борьбе за качество «Жигулей» Бу дошел до правительства, ему в помощь выдали полпреда Президента РФ, а потом все равно сдали.

Что означает эта отставка для страны? Это конец не только отдельно взятого завода. Это поражение отрасли. Благодаря Бу к нам могли прийти технологии, деньги и предприятия мирового уровня. Они начали бы работать не только на АВТОВАЗ, а на все заводы страны. Теперь без модернизации осталась вся автомобильная индустрия России.

Что означает отставка для нас? Теперь на АВТОВАЗе можно ставить окончательный крест. Ничего хорошего у иностранцев не получится. Ппоставщики корявых комплектующих, продиктовавшие свою волю, правительству важнее и ценнее, чем качество автомобилей, репутация предприятия и интересы покупателей.

Что означает назначение Николя Мора? Он будет вынужден договариваться с Сергеем Чемезовым и теми, кто скинул Бу, терпеть брак, безответственность и коррупцию. Всерьез улучшить производство у него не получится и завод продолжит деградировать.

Что будет делать Карлос Гон? Ему придется выкупить у «Ростеха» оставшиеся 25%, чтобы руководить предприятием по своему усмотрению и отказаться от советского наследия в лице прикормленных поставщиков, не желающих вкладывать средства в модернизацию и качество.

Что будет делать «Ростех»? Всеми силами держаться за свои акции, поскольку 25% дают возможность кормиться.