Вездеход «Бобр»: болотные выходные

Весна – время не только переобувки «городских» водителей, но и очередной этап для любителей внедорожной езды. В этом году наша компания любителей природы решила отвергнуть традиционные УАЗы и «шишиги» и протестировать вездеход «Бобр».

Поскольку вездеход в нашей «экспедиции» только один, то надежда на взаимопомощь, когда один экипаж вытаскивает из грязи другой, автоматически пропадала. Поэтому пришлось внимательно изучить будущий маршрут и совместить сугубо внедорожные участки и места, где можно проверить вездеход на динамику.

Когда отечественные производители представляли в подмосковных Бронницах свою технику для нужд министерства обороны, «Бобр» не приглянулся генералам. Но пришелся по душе геологам, нефтеразведчикам.

Именно поэтому мы и стартовали из глухого таежного поселка Рустай на севере Нижегородской области. Здесь обитают почти все представители «лесных» профессий: торфодобытчики, лесорубы, сборщики клюквы и грибов, охотники-браконьеры. Тут же егеря и инспектора ближайшего Керженского заповедника.

В СТРАНЕ НЕПУГАННЫХ «ФЕОДАЛОВ»

Словом, ядреная смесь, в результате которой в лесу скучать не приходится. Да и в самом поселке обстановка более чем «веселая». Например, украсть у старушки последнюю козу не считается чем-то предосудительным. Последний случай еще интереснее: мужика задержали за «сбраконьеренного» лося. В суд он не ходил, посему его до приговора посадили в КПЗ. А когда он получил условный срок и вернулся домой, то замки были взломаны и все его богатство (оружие, мотоцикл, снаряжение и т.д.) ушло. Лучше бы уж не бегал от правосудия... Вобщем, интеллектуалы из заповедника называют эти места Страной непуганых феодалов.

В Керженском заповеднике проводят множество интересных экспериментов. Пробуют разводить и выпускать на волю куропатку, которая массово обитала тут лет 500 назад. А недавно занялись адаптацией каких-то реликтовых оленей (их закупают за десятки тысяч долларов), которые жили здесь во времена Ивана Грозного.

Видимо, по аналогии с другим известным выражением, только в том ключе, что со стороны это напоминает феодальные разборки в миниатюре. Один из таких интеллектуалов, просивший не разглашать его имени, прямо на карте показал «владения» того или иного «вотчинника». Кстати, все они находятся на государевой заповедной земле... Инспектора нещадно наказывают «феодалов», но те от этого только все глубже погружаются в свою раздробленность. Так что мы решили долго не задерживаться в поселке и двинуться сразу на покорение местных лесов. На территорию заповедника не поехали, поскольку в округе немало нехоженых мест. Кстати, территория заповедника – место обитание многих редких животных и растений.

«МАРШРУТКА» ДЛЯ ЛЕСОВИКОВ

К слову сказать, изнутри «Бобр» выглядит как стандартная «Газель». Даже приборная панель такая же, только вместо руля стоит заглушка, а управляется он при помощи рычагов. Достаточно эластичные гусеницы позволяют двигаться по ровному асфальту под 60 км/ч. Да и пятиступенчатая коробка способствует плавности хода. Словом, та же «маршрутка» для лесных обитателей. Только сзади сиденья идут вдоль бортов, оставляя достаточно места под скарб. Увы, асфальтовый участок на нашем пути был достаточно небольшой, так что скоростные качества аппарата полностью испытать не удалось. По разбитому же асфальту «Бобр» прошел достаточно резво и мягко.

 

РУЧЬИ ШИРИНОЙ С МОРЕ

Но вот мы выезжаем за пределы цивилизации и на нашем пути водная преграда: очередная разлившаяся лесная речка. О которых, кстати, стоит сказать особо. Если летом их иногда даже можно перепрыгнуть, то весной это чистое наказание. Иногда такой «ручеек» может разливаться чуть ли не на десять километров и несется со скоростью горного потока! Именно в таких случаях классический УАЗ становится бессмысленным. Да и пешком здесь пройти не всегда получиться даже в гидрокостюме – снесет. В свое время я много экспериментировал по перемещению в подобных местах и пришел к выводу, что единственное средство передвижения – крепкая, обитая железом, «деревенская» лодка. Пусть и со скоростью полкилометра в час, но хоть как-то продвигаешься вперед. А вот насчет переправы на вездеходе – вопрос отдельный. Хотя бы потому, что местами на разливах крупные деревья стоят столь плотно, что вездеходу сквозь них не пробраться.

ПЛАВЕТ ИЛИ ТОНЕТ?

О плавучести «Бобра» эксперты спорят не первый год. С одной стороны, это действительно «лодка»: завинтили кингстоны, проверили состояние внутреннего насоса – и вперед. С другой, помимо «деревяшек», на его пути могут оказаться останки еще советской инфраструктуры: арматура, бетонные блоки и т.д. В воде их особо и не заметишь, а неверный прыжок может стоить пробитого днища. Кстати, деформировать его может крепкий пенек: пробить не пробьет, а помять – вполне. В таких случаях «Бобр» легко «ложится на грунт». Кстати, в этом случаи возможно задеть проводку, отзывы о которой далеко не лестные. При повреждении в воде она запросто коротит на массу. И тогда в буквальном смысле – «приплыли». Посему бездумная езда не про нас – вездеход казенный. И мы находим бывшую проездную грунтовку в воде и спокойно проносимся полкилометра. Это действо более чем незабываемое: почти под 40 км/ч ездеход мчится по лесной Венеции, поднимая фонтаны брызг. Кстати, мы все сделали правильно – позже выяснилось, что на маршруте тут и там еще с советских времен непонятно с какой целью (возможно, затевалось строительство моста) разбросаны те самые злосчастные бетонные блоки. Причем целая груда! В лесной глуши они кажутся инородным телом – тем более, что рядом – архаичный, но еще крепкий деревянный мост для пешеходов и мотоциклистов.

 

ПО ПЕРЕСЕЧЕНКЕ

Самое интересное началось, когда мы свернули в лес. Даже проселочной дороги тут нет – вырубленное в лесопосадке «направление» с торчащими пеньками. Через небольшие (сантиметров десять) вездеход свободно переваливался. А вот крупные пни приходилось объезжать. Та еще задачка! Если на асфальте рычаги достаточно легки в управлении, то на пересеченки к ним надо привыкнуть. По началу в повороты вписаться трудно, да и препятствия предпочитаешь переезжать, а не объезжать. Хотя тонкие деревья «Бобр» сносит, а крупные достаточно динамично объезжает. Кстати, «казенная» кабина «Бобра» усиленна и выдерживает удары тяжелых предметов и сверху, и сбоку. Так что «нападение» разной толщины ветвей на борта кабины просто не замечаются.

СИЛА ВОДЫ

Тем временем начало смеркаться, и мы выбрали относительно сухое место для ночевки. По уверению производителя, «Бобр» легко переносит колебания температур от +50 до -50. У нас это проверить не было возможности, но замечу, что автономный отопитель в нем весьма кстати. Но мы включили его только под утро. При «ноле» ночью три человека нормально надышали для необходимого тепла. Да и выпитая за ужином порция отличной самогонки от поселковых «феодалов» дала о себе знать. Но самое интересное ждало утром. За ночь вода прибыла и земля под сапогами уже хлюпала. Кстати, по поводу обуви. Взятые с собой болотные сапоги так и не пригодились – вполне хватило обычных. А вот резиновый комбинезон по грудь – необходим. В чем мы после полудня и убедились. Первую половину дня мы перемещались достаточно безболезненно – придерживались среднего темпа, особо не разгонялись и уже начали скучать, когда перед нами возникла лесная полянка метров в 100 в диаметре. Мы двинулись пересекать ее напрямую, и ровно по середине поляны вездеход резко ушел вниз. Водитель резко дал задний ход, и мы буквально выпрыгнули на относительную «возвышенность». Как потом выяснилось, на этом месте много лет назад проводились торфоразработки, образовалась огромная воронка, которая летом выглядит как обыкновенная лужа. Глубину которой пока еще никто не измерил. А пока мы стали замечать, что стоящий вездеход постепенно опускается в почву и вода почти достигла дверей. Тут уже все спасение в скорости – пока гусеницы хоть что-то цепляют, нужно двигаться. Тем более, что крутясь на месте, «Бобр» поневоле закапывает сам себя. Проходим поляну по другой траектории – ближе к деревьям, и въезжаем в относительно сухой лес на пригорке. Спустя какое-то время возвышенность заканчивается и перед нами вновь болотная низина. Скатываемся вниз и тут же «клюем носом» в болотную жижу. И «ни туды, и ни сюды» -- гусеницы откровенно проскальзывают.

ПО ПНЯМ В «БОЛОТНИКАХ»

Вот тут–то и пригождаются комбинезоны – в болотниках не пролезешь. Мало того, можно погибнуть. Если в них попадет вода, засосет махом – человек становится слишком тяжел. Но и в гидрокомбезах стоит быть аккуратным. Малоприятной субстанции выше колен и передвигаться трудно. На всякий случай цепляемся веревками за вездеход. Хочется сделать соответствующий кадр, но некогда. Да и руки уже в грязи. Двое прощупывают дно вокруг вездехода, а водитель над чем-то колдует в кабине. Несколько часов «протыкивания» не дают никаких результатов. Последняя надежда – лебедка. Но тут есть большой риск – вездеход стоит носом к болотине и неизвестно, что там впереди. Однако решили рискнуть: разматываем трос, я сажусь за лебедку а водитель подгазовывает. И вот каких-то десяток метров – и «Бобр» вновь в движении. А на месте, где мы застряли – огромный гладкий пень, диаметром больше метра. Его мы не заметили под шапкой снега. Еще около километра по затопленному лесу прошли без приключений.

И вот мы вновь на почти сухой лесной полянке. Теперь нужно выбирать: оставаться здесь ночевать или же двигаться в темноте по затопленной лесной дороге. Решаемся на второе. Но за рычаги сажаем самого опытного: ночная езда не для водителей легковушек. Пассажиры по очереди освещают дорогу дополнительным фонарем. Так продолжается с десяток километров. Еще один рывок – и мы в цивилизации.