Офф-роуд для культурологов, или Турецкий марш в Подмосковье

Маршрут январского познавательного офф-роуд рейда «Знать», проложенный по местам боев хана Девлет Гирея за Московский престол, как бы закольцевал самое первое в истории и нынешнее противостояние России и Турции. Впрочем, любители старины глубокой найдут в этом походе и другие памятные места...

Сложности в отношениях России и Турции возникли отнюдь не на излете ушедшего года. Это лишь из нашего времени кажется, что мы поссорились с собственным санаторием. Если вспомнить историю, геополитическое противостояние двух империй целых три с половиной века мощно влияло на военную и дипломатическую жизнь всего Старого Света. Все это время Турция оставалась не просто одним из главных оппонентов России в международной политике, но и реальной угрозой для целостности и независимости нашей страны. Поводов было много: контроль над Нижним Поволжьем, Северным Причерноморьем, Кавказом, права судоходства в черноморских проливах, притеснение христиан на оккупированных территориях.

А первое крупное столкновение регулярных войск России и Турции случилось при селе Молоди летом 1572 года. Здесь разгорелась пятидневная битва, сопоставимая с Куликовской по своей значимости для истории. И маршрут январского познавательного офф-роуд рейда «Знать», проложенный по местам боев хана Девлет Гирея за Московский престол, как бы закольцевал первое и нынешнее противостояние двух стран...

Старт рейда начался у того самого холма, возле которого русский передовой отряд князя Дмитрия Хворостинина разгромил арьергард крымско-турецких войск и на вершине поставил гуляй-город, сковав противника необходимостью штурма. Навязав свои правила боя, Хворостинин вывел врага за собой на открытое молодинское поле под мощный артиллерийский огонь гуляй-города. Войска хана пять дней пытались взять русские укрепления, но благодаря грамотной тактике воевод и стойкости стрельцов, враг каждый раз откатывался от стен с огромными потерями. Под вечер 2 августа 1572 года половина русского гарнизона незаметно вышла в тыл к хану и во время очередной их атаки на гуляй-город, ударила сзади. Не выдержав двойного натиска, войска Девлет Гирея, состоявшие из крымских татар и турок, побежали, бросая оружие, обозы и имущество. Русские преследовали их до самой Оки и там добили на переправе. Из 120-тысячного экспедиционного корпуса в живых осталось не больше 15 000 человек. Погибли все янычары, большинство крымских мурз, а также сын, внук и зять самого Девлета Гирея. Это была самая крупная военная катастрофа того времени. Но нигде в окрестностях нет ни единого памятного знака о славном подвиге наших предков. Если бы не познавательный проект «Знать», вспомнить свою историю было бы сложнее…

Река Рожайка в этом месте не замерзает даже зимой. Поэтому подниматься на крутой холм предстояло из воды, сбавив скорость до минимума и лишившись возможность взмыть с ходу. Снега намело выше бампера. Вокруг пейзаж, не меняющийся веками. И хотя холм не самый пугающий, атаковать его летом под обстрелом гуляй-города и зимой на пониженной передаче и блокировках, весьма сложно.

Село Молоди на Серпуховской дороге известно с незапамятных времён. В 1646 году его приобрел московский дворянин, воевода и окольничий Прокофий Соковнин, отец знаменитой боярыни Феодосии Морозовой. В более позднее время, при Головине, появилась усадьба и Воскресенская церковь. В 1913 года здесь гостил Борис Пастернак и увековечил угасающую красоту некогда роскошной усадьбы в очерке «Люди и Положения». Церковь стоит по сей день. Усадьба – в руинах. Подобраться к ней можно либо пешком, либо на специально подготовленном полном приводе.

Большое кольцо Московской железной дороги, соединившее все радиусы и позволяющее пропускать транзитные поезда мимо столицы, начали строить еще в 1869 году на участке от Егорьевска до Воскресенска. Но замкнулось оно лишь в военные годы, причем с западной стороны от столицы. Сквозное движение по кольцу началось лишь в 1944 году. В начале 1960-х дорогу реконструировали, оставив в лесах старые насыпи. Ехать по ним сложно, поскольку лес подступает вплотную, складывая зеркала. Бывшие деревянные мосты обрушены и трасса постоянно проваливается вниз, к промоинам, а затем резко поднимается вверх, вынуждая ювелирно целиться в «створ» между поваленными деревьями.

Мемориал, где 31 октября 1941 года упал бомбардировщик ДБ-3Ф, установлен в мае 2013 года силами подольских поисковиков и квадроциклистов из клуба «Галка». Они же смогли узнать имена погибших летчиков и обстоятельства дела. В тот осенний вечер экипаж старшего лейтенанта Голубева из 452-го дальнебомбардировочного авиаполка возвращался с задания после работы по немецкой механизированной колонне на шоссе между Гжатском и Можайском. Очевидцы сообщали, что шедший на высоте около тысячи метров самолет внезапно вспыхнул и загорелся. Пилоты поспешили покинуть горящую машину, но уже сами были объяты пламенем, когда прыгали с парашютами. На месте падения рядом с обломками были обнаружены три обгоревших тела. Четвертого, стрелка-радиста, так и не нашли. Документы погибших были переданы по инстанции. Но дело затерялось в архивах и в результате место было обозначено скромной пирамидкой со звездой и табличкой «трое неизвестных летчиков». Остатки самолета, которые еще не успели похитить охотники за цветметом, при сооружении нового мемориала стали его частью.

Организатор проекта «Знать» Евгений Константинов.

Господский дом усадьбы Шарапово был построен во второй половине XVIII века, когда имение принадлежало Григорию Николаевичу Васильчикову, представителю очень известной семьи, к которой относились полководцы, сенаторы, губернаторы, фаворит Екатерины Великой, директор Эрмитажа и декабрист. Двухэтажный барский дом стоит заброшенным, после того, как успел побывать школой, а затем многоквартирным жильем. На втором этаже сохранились две совершенно уникальные изразцовые печи XVIII века, декорированные канеллированными ионическими пилястрами.

Трасса рейда проходила не только по скорбным местам боев, разрухи и беспамятства. Для азартных джиперов был приготовлен спецучасток «Сапер» по открытому полю с прикрытой снегом топью. Здесь техническое совершенство машин неизбежно соединилось с мастерством экипажей. Даже пришлось расчехлять лебедки. На этом поле полегли УАЗы, спалившие сцепление. Нашлось место командному духу – машины тащили друг друга рывковыми тросами. Были потери в оборудовании и снаряжении – оторванные брызговики, утонувшие сенд-траки, выбитые противотуманные фары, порванные шины. Зато СУ вызвал неподдельный восторг, поскольку изобиловал неподдельными сложностями.

Финишная точка рейда – ферма «Русский страус». Здесь выращивают черных африканских страусов, а заодно овец и осликов. Ферма специализируется не только на эстетике удивительных птиц, но и вкусовых особенностях их мяса, предоставляя путешественникам и полюбоваться на экзотических животных, и удивиться их нежному мясу.