В Казахстан на машине: от Астаны до СССР

Фото Константин Гусев
Удовольствие прокатиться по далекой от туристических маршрутов глубинки выпадает далеко не каждому путешественнику. И не только в России. Сельское небытие сильно отличается от пафосной бутафории крупных городов, которая подается наивному страннику как образ всей страны. В этом отношении Казахстан — наглядное тому подтверждение.

Новая столица республики Астана поражает буйством архитектурных форм, отличным сервисом и чистотой. А платные хайвеи, ведущие к казахской столице, поневоле заставляют думать, что все дороги в стране такие же. Во время ралли-рейда «Шелковый Путь-2016» мы увидели другой Казахстан. Настоящую экзотику, а не лубочный турбизнес с национальными костюмами, песнями и плясками. Да и наш Соболь 4×4 оказался экзотикой для местных обитателей.

Развод на соляру

Ралли-рейды для журналистов занятие суровое. Вставать надо раньше гонщиков и мчаться по бездорожью до точек съемки. И это проделывается на стандартном, а не «заряженном» автомобиле. Для подобных перемещений экипажи пресс-каров снабжаются приборами навигации «Трипи», которые показывают исключительно путь по маршруту гонки. Но мы уже поднаторели в ралли-рейдах и провели эксперимент, о котором впоследствии не пожалели. Из первого казахского лагеря «ШП» в Костанае мы выдвинулись не по «Трипи», а по обычному навигатору, который показал нам «короткую дорогу».

Оторваться от основного потока и где-то застрять мы не боялись, так как «Соболь» давно зарекомендовал себя как экспедиционный автомобиль и в нем можно спокойно жить — размеры позволяют. Да и все необходимой для автономного странствия у нас было: от сухпая до газовой горелки.

Внешне глубинка Северного Казахстана неуловимо напоминает российскую. Те же разбитые дороги, бетонные остановки редкого общественного транспорта, березки, покосившиеся домики и бескрайние поля с перелесками. Только в Казахстане поля все засеяны, а сельхозтехника не стоит брошенной или растащенной на металлолом. Да и русских здесь осталось много, около половины населения. Лица «славянской наружности» свободно «балакают» по-казахски, не забывая и родной язык. Вот они-то и сделали нам гадость. На первой же сельской заправке нас смутило, что русская девушка-заправщица не знает, что такое «до полного бака». Или четкое количество литров, или на определенную сумму в тенге. Кстати, топливо в Казахстане, как и многое другое, гораздо дешевле, чем в России: литр соляры стоит около 100 тенге или 20 рублей! Вот как надо использовать свои огромные нефтяные богатства! О качестве топлива мы не заботились, так как дизельные «Каминсы» кушают все, что угодно. Но «питаться», как мопед, они не могут: позже выяснилось, что добрая девушка вместо 50 литров залила нам только 30. Оказалось, что это фирменный развод на сельских дорогах, где одна заправка на 100 км. И это в лучшем случае. Причем, счетчик на колонке показывает оплаченное количество, а не реальное. Когда датчик топлива замигал, мы вспоминали девушку самыми добрыми словами и выяснили у местных, что до ближайшей заправки осталось около 150 км. Нас спас странный персонаж на мотоцикле с коляской без «люльки». Он назвался Аманжолом и сразу пояснил, что это имя переводится как «гуманный» и «толерантный». Он попросил нас подождать его около получаса. Точно в срок Аманжол привез нам 30-литровую канистру топлива. От денег отказался, но с удовольствием взял красочный проспект «ШП». Впоследствии мы их использовали как валюту. Когда мы глубокой ночью с вновь горящим датчиком топлива встали у очередной заправки, та не работала, 15 литров легко набралось у дальнобойщиков: по проспекту за пятилитровку.

И накормят, и проверят

Залив солярки, мы решили перекусить в ближайшем селении. Цены местного общепита поразили: сытный обед из лагмана, мантов и чая с лепешкой на четверых обошелся в 2200 тенге — около 410 рублей. Все свежее и вкусное. Что такое кассовые и товарные чеки здесь не знают. К нам вышла хозяйка заведения и выдала замусоленный тетрадный лист, в котором карандашом было написано, сколько мы тут потратили.

Насытившись, обошли окрестности. Больше всего зрелище напомнило финал СССР и становление демократии: обшарпанный автовокзал с единственным антикварным ЛАЗом, который сломался, и потенциальные пассажиры терпеливо ждали, когда его починят. Урны и у кафе, и у вокзала намертво прикованы цепями. Видимо, и их воруют. Время здесь действительно остановилось: мимо проходили опойно-криминальные личности в спортивных костюмах, плотоядно смотревшие на путешественников. Один из них подошел стрельнуть сигарету, потом попросил еще одну, а потом 20 тенге на порцию разведенного спирта. Неожиданно перед нами резко остановилась помятая «девятка», и из нее вылез тучный мужчина в полицейской форме.

Здесь стоит сделать лирическое отступление. Если на официальном маршруте гонки стражи порядка чуть ли не под козырек приветствовали караван участников, то в глубинке об этом грандиозном событии не знали. Посему нас приняли за иностранных агентов, собирающих компромат о теневой стороне вотчины Нурсултана Назарбаева. Мы рассказали участковому о масштабном спортивном празднике, которого не было в его стране с 2009 года, подарили проспект «ШП», и тот сразу подобрел. Правда, потребовал еще три для родни. Страж порядка спокойно поведал, что работники кафе «проявили бдительность» и сообщили ему о визите странных европейцев на разноцветном автомобиле. Он еще больше удивился, увидев на нем шильдик ГАЗа. В отличие от других стран Средней Азии, где господствуют ветхие иномарки, отечественная продукция очень популярна в Казахстане. В первую очередь «Газели», о «Соболях» здесь мало знают…

По «стиральной доске»

Тем временем трасса местного значения «Костанай-Кокшетау» все меньше напоминало дорогу. Будто выросшие из грунтовки глыбы старого асфальта доходили до 10 сантиметров в высоту. Хотя у «Соболя» и выносливая подвеска, мы ехали уже на 2−3 передаче, хотя до этого неслись под «сотню». Вслед за нами меланхолично тащились местные фуры, сокращая путь на Астану и другие крупные города. Ради спортивного интереса промчались параллельной дорогой «полями». Оказалось быстрее, но она часто обрывалась. Энергоемкая подвеска позволяет довольно агрессивную езду, и возникает ощущение, что работаешь каскадером на съемках очередного боевика. Неожиданно нашему взору предстали старые «Жигули», торговавшие кумысом. Не отведать этого напитка мы не могли и остановились.

Продавец несказанно обрадовался и налил по стакану на пробу. Наше заявление, что это хоть слабо-, но алкогольный напиток, лишь развеселило продавца. Он рассказал, что стражи дорог на этой трассе не появлялись уже лет пять. Иногда их функции пытаются выполнять участковые, но в качестве штрафа обычно фигурирует бутылка, которая распивается «на месте правонарушения». Один участковый до того упился, что врезался в зерновоз и нанес немалый урон сельскому хозяйству Казахстана. Как по заказу мимо нас пронеслась вихляющая по дороге раздолбанная «буханка» и скрылась за поворотом. Еще продавец кумыса поведал, что раньше по этой дороге проходил путь в общину суфиев. Когда пришла советская власть, те наложили на дорогу заклятие, и ничего путного с тех пор на ней не происходило. Под конец продавец поведал, что если в жару здесь выпить пару-тройку «полторашек» кумыса, то можно увидеть инопланетян… Когда мы проехали километров 20, то увидели на обочине перевернутую «буханку» и галдящих вокруг нее людей.

Уже вечерело, когда мы выехали на шикарный платник, пройдя за день более 500 верст по разбитым сельским дорогам. Особым испытанием это не оказалось: за свою недолгую жизнь наш «Соболь» прошел 51 000 километров и добирался нехожеными тропами до полюса холода Оймякона, поселка Варандей на берегу Северного Ледовитого океана, предгорий Тянь-Шаня и самых сокровенных уголков пустынной Калмыкии. У «Соболя 4×4» есть своя методика эксплуатации. Если большинство автомобилей на «стиральной доске» едут медленно, притормаживая у каждой выбоины, то на этом авто наоборот нужно прибавить газу. Он просто пролетит над препятствиями. Внедорожный ассортимент здесь не нужен, автомобиль спокойно глиссирует на заднем мосту на скорости 70−90 км/ч.

Обывательские страхи

После глубинки пафосная Астана с ее дворцами и арками в домах на девять этажей показалась нам скучной. Наш покрытый пылью и грязью внедорожник казался инородным телом на широких проспектах среди сверкающих иномарок, которые по ошибке называют джипами. Даже на светофорах мы их быстро обгоняли. Посему на следующий день мы вновь пошли по «короткому маршруту» на озеро Балхаш, которое в этом месте оказалось вовсе не соленым. Здешние обитатели уже знали про гонку и принимали наш «Соболь» за спортивный экипаж. А по дорогам в наглую шляются верблюды. На звук мотора-клаксона они не реагируют, и приходится постоянно притормаживать.

Среднерусские пейзажи сменились классической степью с верблюдами, юртами у придорожных кафешек и жрицами любви, которые именно в таком антураже и обитают. «Бригада» из четырех девиц поровну делилась на казашек и славянок. Поначалу они очень боялись фотоаппарата, но когда я убрал камеру, разговорились. Девицы жаловались на местных клиентов, которые постоянно обманывают с оплатой. На нас они смотрели с надеждой и были сильно раздосадованы отказом: экзотика — экзотикой, но надо торопиться, оставалось пройти еще 300 км. Девушки не растерялись и заявив, что «мужикам нужно отдыхать от жизненной философии», сбавили цену до 4000 тенге — около 750 рублей.

На трассе вдоль Балхаша постоянно попадались чудеса народного зодчества: ларьки, торгующие рыбой. Только мы остановились у самого необычного пофотографировать, как из строения вышел продавец, одарил нас копченым сомом и возжелал демонстрации возможностей «Соболя», заявив, что его Nissan Qashqai гораздо круче… Мы посмеялись и запрыгнули на ближайший холм, посадив торговца в салон. Это было проделано, не включая полного привода и пониженной передачи. Из последующего разговора выяснилась причина обывательского страха перед «Соболем»: высокое расположение водителя и пассажиров. На шоссе и в городе это очень удобно (дальше видно), но на бездорожье — особенно при штурме высот и резких поворотах — высокая посадка вызывает приступы страха. Дескать, от земли далеко! В то же время гораздо менее проходимые «паркетники» дарят иллюзию безопасности. При расставании торговец заявил, что теперь купит «Соболь»: в него гораздо больше рыбы влезает, да и его Qashqai по горам лазить не умеет.

Предгорья — полный внедорожный арсенал

Полный внедорожный арсенал пришлось включить, пробираясь через каменистые предгорья. Свернув с трассы, дорога шла по степи, по краям которой виднелись поистине инопланетные возвышенности: местами они были из единого камня площадью около кубического гектара. Каменная масса плавно перетекала, создавая замысловатые узоры. Эти монументальные образования не могли испортить даже надписи немногочисленных туристов. Между ними шла грунтовка, пересекаемая «наплывами» камня. Большой дорожный просвет позволял перекатываться через валуны — объезжали только самые большие. Что бы ни говорили консервативные джиперы, а ГУР здесь более чем уместен: позволяет прочнее удерживаться на валунах.

Иногда тропа резко обрывалась прогалинами, по которым бежали ручьи. В некоторых местах они текли по каменистым желобам среди валунов, а в некоторых размывали скудную почву, превращая все русло в непроходимое болото. Пробраться через такое место помогут только полный привод, пониженная передача и межколесные блокировки. Причем на дизеле можно даже спокойно останавливаться и равномерно трогаться.

«Вы живете для себя, а мы — друг для друга»

И вот мы вылезаем на пасторальную зеленую поляну, где пасется огромный табун лошадей. Снова лекция пастухам о внедорожных качествах «Соболя» и раздача «наглядной агитации». Пробуем настоящий кумыс, который сильно отличается от того, что мы пили раньше. Остается проехать еще десяток километров по целине. Точка съемки расположена впритык к ферме. Работники предусмотрительно загнали всю скотину и уселись на солнцепеке лицезреть гонку. Половина — казахи, половина — русские. Но отличаются они только внешне: спокойно говорят на обоих языках, смешивая их по ходу разговора. Рядом вполне демократично расположилось местное начальство с участковым.

Здесь уместно привести несколько простых правил общения с местным населением. Всегда пожимайте руку, кто бы перед вами ни был. Причем, обеими руками — это высшая степень уважения. Казахский менталитет определяется простой фразой: «вы живете для себя, а мы — друг для друга». Поэтому приглашение на чай, плов или переночевать — нормальное явление. Нам было стыдно, что из-за дикого темпа гонки приходилось постоянно отказывать, обижая приглашающую сторону. Но казахи отходчивы, и в качестве компенсации сойдет скромный сувенир на память — те же проспекты гонки.

Еще полезный совет: ПДД в Казахстане очень жестокие, штрафы большие, а гайцы — жадные. Но их легко уболтать, опять же подарив сувенир.