Трансазиатская экспедиция VW Amarok: по голому льду

Караван из шести рестайлинговых пикапов Amarok прорвался через заваленные снегом перевалы Хангана к древней монгольской столице Хархорин.

Если друг оказался вдруг и не друг, и не враг, а так, то, по Высоцкому, парня надо обязательно вытянуть в горы — на проверку. Не сказать, что в отношении VW Amarok у вашего корреспондента были какие-то серьезные сомнения. И дорестайлинговую, и нынешнюю версию пикапа, появившуюся в продаже в начале октября, можно уверенно назвать настоящим другом человека, предпочитающего активный образ жизни. И в городе, и на загородной трассе, и на глухом бездорожье на машину можно с уверенностью положиться. Но то на равнине.

А как ведет себя автомобиль в экстремальных условиях горного бездорожья? Проверить «пацана» на вшивость помогла трансазиатская экспедиция, организованная компанией Volkswagen и прошедшая по территориям России, Казахстана, Узбекистана, Киргизии, Таджикистана, Китая и Монголии. Увы, но нам покорить на «Амароке» памирские горы не удалось — это сделали коллеги на предыдущем этапе экспедиции. На долю вашего корреспондента выпало практически зимнее бездорожье Монголии, включая ущелья и перевалы здешнего Алтая, Хангана и других горных систем страны.

Монгольский offroad, скажу я вам, это нечто. Все местные «шоссе», в том числе и горные, накатаны аборигенами самостоятельно. А значит, никогда не чистятся и уж тем более не обрабатываются антигололедными препаратами. Нужно ли объяснять, что такое гололед, пусть и в невысоких (выше 2000 метров над уровнем моря мы не поднимались), но горах, где одно неверное движение рулем, маленько не рассчитанное «давление» на педаль тормоза или газа чреваты без преувеличения смертельным ДТП?

Особенно если учесть, что на экспедиционных «Амароках» стоит «умеренная» грязевая всесезонная резина. Дело в том, что старт пробегк был дан в начале октября в Астрахани и в кузовах места для комплектов настоящих шипованных покрышек физически не нашлось: каждый клочок грузового пространства забит столитровыми топливными емкостями, запасками и другой экспедиционной амуницией. При езде по льду выручила восьмиступенчатая АКП этого пикапа. Кроме штатного, она может работать еще в двух режимах — спортивном и ручном. Переведя селектор рычага в положение «S», вы получаете не только более живой отклик педали газа, но и переключение на повышенную передачу при более высоких оборотах мотора. Это очень полезно на бездорожье.

Впрочем, в обледенелых монгольских горах спасало не только это, но и возможность переключать скорости вручную. Так, на голом льду, коварно припорошенном к тому же первым снегом, тормозить приходилось только двигателем. При скоростях в 20−40 км/ч это получается очень эффективно.

Кстати, о двигателе. Двухлитровый силовой агрегат с двумя турбинами при всех его плюсах явно слабоват для этой машины. Мотор мощностью 183 л.с. неплохо зарекомендовал себя на других коммерческих автомобилях Volkswagen, но для настоящего бездорожья он не очень подходит, поскольку обладает очень узким диапазоном оборотов, при которых выдает максимальный крутящий момент. Для городской езды и умеренной грязи под колесами его силенок вполне достаточно, но вот в по-настоящему тяжелых условиях эксплуатации хотелось бы иметь под капотом что-то посерьезнее. Например, трехлитровый V6, хорошо известный, например, по Audi A6 или VW Touareg. Кстати говоря, Amarok, вооруженный таким движком, немцы обещают привезти к нам ближе к весне 2017-го года.

Но вернемся к нашим «альпинистским» приключениям. В них нам весьма пригодился безальтернативный полный привод Amarok — чуть ли не единственная настоящая внедорожная «фишка» этой модификации пикапа. Никаких «понижаек» тут нет. Как опцию можно заказать принудительную блокировку заднего моста, а в стандартных версиях стоит центральный «самоблок».

Ах да, есть тут и так называемый offroad-режим. Нажимаешь примостившуюся у рычага переключения скоростей кнопочку, и происходит перенастройка алгоритма работы двигателя и коробки. На практике это означает, что такие ассистенты, как система стабилизации и антипробуксовочная система вступают в действие с запаздыванием. Хотя, на мой взгляд, при эксплуатации авто «по-жесткому» эти помощники лучше вовсе отключать, благо такая возможность производителем предусмотрена.

Как бы то ни было, но и наши машины все монгольские вершины смогли покорить и мы практически без эксцессов вернулись на степные просторы. Заносы и один разворот на 180 градусов — не в счет. Так мы добрались до старинной столицы монгольского ханства времен внука Чингиз-хана городок Хархорин. На его развалинах в двенадцатом веке возник буддистский монастырь.

С тех времен сохранились лишь три маленьких храма. Разрушенный монгольскими коммунистами в 30-х годах прошлого века буддистский центр сейчас при поддержке государства восстанавливают тридцать монахов. Честно говоря, любоваться тут особо нечем — осмотр всех достопримечательностей, включая посещение музея истории Монголии, занимает максимум час. Так что, покрутив — на всякий случай! — барабаны с молитвами, обращенными к Будде, мы двинулись дальше. До Улан-Батора остается около 400 километров.