«Шелковый путь-2017»: «Соболь 4х4» покорил Китай

Фото avtovzglyad.ru
Очередной марафон «Шелковый путь» пройден, но впечатлений от него — особенно китайской составляющей маршрута — хватит до следующего масштабного ралли-рейда. Ведь просто так прокатиться на своей машине по Китаю невозможно — только на «казенной», в сопровождении гида-переводчика. А тут выпала уникальная возможность нарушить это табу.

Сразу же на границе корреспондента портала «АвтоВзгляд» ждал неприятный сюрприз: китайские номера ему выдали, а временные местные «права» — нет. Однако это досадное происшествие не помешало мне три недели разъезжать в свое удовольствие по Китаю — документы у меня никто так и не потребовал. Мало того, удалось побывать в том самом недоступном для телекамер Китае, где новенькие города-призраки (суперсовременные поселения, в которых по непонятным причинам нет ни одного жителя) соседствуют с глинобитными хибарами. В первую очередь, это район Внутренней Монголии, через который лежал наш путь в древнюю столицу Поднебесной — Сиань. Именно там финишировал «Шелковый путь-2017».

Условно это путешествие можно разделить на две части: съемка гонки на «точках» в труднодоступных районах Гоби и обратное путешествие по хайвэям в сторону казахской границы по окончании гонки. Начнем с первого.

Перед марафоном мне приходилось слышать от гонщиков о коварстве этой пустыни и ожидаемых трудностях. Особенно от тех, кто прошел ее в прошлом году. Однако тут меня ждало разочарование — ничего особенного я так и не увидел — все в рамках обычного затяжного марафона. Наш «Соболь 4х4» спокойно его прошел, как будто это была сильно растянутый ралли-рейд по Калмыкии. Те самые знаменитые высоченные песчаные дюны мы спокойно преодолели. Да, приходилось несколько раз работать лопатой, спускать колеса и жариться на беспощадном солнце — средняя дневная температура была около 45 градусов.

Фото avtovzglyad.ru

На участке Урумчи-Хами мы специально сошли с маршрута и прошли более сотни километров по песчаным дюнам — для тренировки. На картах этой дороги не было, и единственным ориентиром служили столюы и провода ЛЭП. Резким спускам и затяжным подъемам позавидовал бы и опытный российский пилот. Но здесь, когда хочется добраться до цивилизации, путь не кажется опасным. В этот раз мы даже не копались. Следующий участок Хами-Дунхуань тоже не принес сюрпризов, но подарил удивительные, почти инопланетные пейзажи. Здесь Гоби кажется черной — обычный песок сверху покрыт черной субстанцией наподобие антрацита. Следы от машины четко видны идеальными параллельными желтыми линиями.

Самое интересное нас ждало в районе Алашань-Юци. Затяжная езда по песчаным дюнам имеет свою технологию — тупо валить по проложенному компьютером курсу не получится — сразу застрянешь. У нас есть отработанный алгоритм — забраться на самую большую дюну и с нее осматривать близлежащие дюны на предмет оптимального маршрута. Как при блужданиях в тайге залезть на самое высокое дерево. Это занятие дарит ни с чем несравнимые эстетические ощущения и позволяет лишний раз убедиться, что человек вовсе не царь природы — как он мелок и жалок вместе со своим авто, пусть и подготовленным. Главное, не бояться застрять. Конечно, ты обязательно где-то застрянешь, но с полным приводом, понижайкой, двумя блокировками и правильными колесами это не страшно. Плюс лопата и набор сенд-траков. Для песка лучше всего подходят синтетические, но и алюминиевые лучше иметь с собой. Компрессоров лучше возить пару — в пустыне они перегреваются раньше, чем успеваешь накачать все четыре колеса. А вот комплект тросов нужен только для спасения тех, у кого нет «Соболя». В нашем случае это были китайские болельщики на кросоверах.

Фото avtovzglyad.ru

Определив ближайший маршрут, нужно четко понимать, что мелкие дюны можно штурмовать в лоб, а вот большие (и вообще все, которые вызывают сомнения) объезжать по ложбинкам или по кругу. Последнее также вызывает изысканные ощущения: «Соболь» все-таки высокий микроавтобус, и постоянно кажется, что он в любой момент ляжет на бок. В любом случае приходится искать более пологий склон. Который, увы, часто заканчивает резким обрывом, когда машина взлетает как с трамплина. Тормозить нельзя — можно капитально «сесть на брюхо» на вершине барханчика. При этом надо всегда прикидывать дальнейший маршрут и делать это максимально оперативно. Огромные песчаные воронки — нормальное явление и избежать их не получится. Выбираться из них так же, как и штурмовать бархан — «спиралью» по краю. Со стороны это напоминает цирковых мотоциклистов в огромном шаре. Иногда это удается с третьей и даже пятой попытки. Главное — не останавливаться, а то закопаешься.

Для затяжных странствий по пустыне нужно соблюдать простые экспедиционные правила. В первую очередь, прикидывать силы и не насиловать лишний раз машину. Иначе можно капитально застрять. Причем не столько из-за поломок, сколько из-за языкового барьера — в глухих районах Внутренней Монголии люди не знают международного английского. На этот случай у нас были заготовлены наклейки с тремя важными надписями на китайском: соляра, еда и «где я нахожусь». Последний вопрос был риторическим — ответа все равно не понять. Так что поневоле пришлось более тщательно относиться к штурманским обязанностям и заранее закачать карты Китая. В первую очередь потому, что весь Китай — сплошная стройка и нужно прикидывать как минимум два варианта проезда: обозначенный на карте хайвэй может быть на ремонте, а может оказаться обычной грунтовкой.

Фото avtovzglyad.ru

Китайская глубинка сильно отличается от кадров из телевизора. Глинобитные строения с дырами вместо окон, куда ветер пустыни заносит песок и пыль. И здесь как-то живут люди, закрывая эти дыры картонками. В пустыне любой мусор — ценная находка, поэтому пространство вокруг одиноких домиков кажется свалкой. А на самом деле это кладезь полезных предметов, которые крайне нужны в быту. Например, в качестве топлива — дров здесь почти нет. Посему даже оставленные пластиковые пустые бутылки из-под воды — ценность для аборигенов. «Соболь 4х4» — идеальный экспедиционник, в котором можно и жить, и везти много полезных вещей. Так что у нас было чем порадовать местных обитателей — от сухпая, до вроде бы ненужного мотка проволоки. Уместно здесь и еще одно неписанное экспедиционное правило — едешь на день, бери на неделю. То есть полный бак соляры плюс канистры, несколько ящиков воды и недельный запас сухпая. Кстати, китайский сухпай сильно отличается от российского. Упаковка с рисом или лапшой помещается в пакет с карбидом. Добавляешь воды, закрываешь и через 5 минут у тебя горячее блюдо.

Вторая часть путешествия — езда по городам и обратный путь по лиазону. Здесь я убедился, что большинство китайцев — никчемные водители. Даже ушлые таксисты здесь напоминают курсантов автошкол — неожиданно тормозят, едут медленно и совершают непонятные спирали по дорогам. Так же перемещаются и многочисленные двух- и трехколесные ездуны. Поневоле возникает ощущение, что пересев с велосипеда на автомобиль, жители Поднебесной не сочли нужным ознакомиться не только с ПДД, но и с элементарными азами перестроения. Зато они хорошо освоили «бибикалку» и пользуются ею по любому поводу.