Очередная «Олдтаймер-галерея» стала совсем «маленькой»

На протяжении нескольких последних лет сентябрь для москвичей – ценителей старых автомобилей, являлся «пустым» месяцем. Но вот свершилось! К нам вновь пожаловала осенняя «Олдтаймер-галерея».

По сравнению с последними ретро-автомобильными вернисажами, организованными «отцом-основателем» «Олдтаймер-галереи» Ильей Сорокиным, нынешняя выставочная коллекция выглядит заметно «похудевшей». Экспозиция, разместившаяся в одном из павильонов парка «Сокольники», ужалась до одного зала (плюс еще ряд стилизованных «паддоков» с выставленными там гоночными автомобилями советских лет). Однако можно сказать, что это как раз тот случай, когда «скромненько, но со вкусом».

Главная «фишка», заявленная организаторами, те самые упомянутые уже гоночные машины. Уделить особое внимание теме спортивных «моторов» решили по случаю сразу нескольких юбилейных дат, отмечаемых в 2015-м: 75 лет Всесоюзным рекордам скорости, поставленным на гоночных автомобилях ГЛ-1 и ЗИС-101 «Спорт» в 1940 году; 65 лет со времени создания спортивных версий автомобилей «Победа» и «Москвич», постройки рекордного советского болида «Звезда-3М» и проведения первых Всесоюзных соревнований по автомобильному спорту; 60 лет первым кольцевым гонкам в СССР и первому ралли в СССР. Тогда же, в 1955 году, были построены «Харьков-Л2» – самый результативный советский болид и гоночный «Москвич-Г1».

Сборная коллекция «юбиляров» на выставке представлена экземплярами из собраний Мастерской Евгения Шаманского и Музея ретро-автомобилей на Рогожском валу. Часть из этих легендарных советских «покорителей скорости» уже полностью отреставрирована, и потому четырехколесные «ветераны» смогут на глазах у посетителей «Олдтаймер-галереи» вновь тряхнуть стариной: в дни выставки запланировано провести несколько показательных заездов, которые пройдут здесь же, в парке «Сокольники», на небольшой кольцевой трассе, устроенной на Фестивальной площади.

Один из самых запоминающихся внешне и оригинальных по конструкции образцов гоночной ретро-техники – автомобиль «Эстония-8» («Тарту-1»). Машину построили на авторемонтном заводе в Тарту в 1963 году, взяв за образец британский «Cooper-T49 Monacо». Болид весом 540 килограммов способен был разгоняться до 185 км/час. Раму собрали из стальных труб, а агрегатная начинка представляла настоящее «ассорти»: двигатель от ГАЗ-21, коробка передач и колеса – от ЗАЗ-965, тормозная система от «Москвича-407»... Чтобы добраться до этих агрегатов, приходилось снимать весь обтекаемый кузов, изготовленный из алюминия. Новая «Эстония-8» сразу же выиграла традиционные гонки на приз общества «Калев», потом были еще два вполне успешных сезона. Однако после 1965 года «восьмерка» больше так и не выступала в официальных заездах.

Предшественница «Эстонии-8», «Эстония-3» оказалась более востребованной. Эту гоночную машину спроектировали в 1959-м. А в конце 1960 года Тартусский авторемонтный завод получил от ЦК ДОСААФ заказ на изготовление партии таких автомобилей. В общей сложности за два года было выпущено 36 экземпляров, которые участвовали в различных гонках вплоть до 1967 года, являясь в этот период основной советской моделью класса 500 кубических сантиметров. Всего на «Эстонии-3» гонщики 7 раз выигрывали всесоюзные чемпионаты. Машина снабжена форсированным мотоциклетным двигателем ИМЗ-М52С, развивающим мощность до 35 лошадиных сил и способна была развивать скорость до 150 км/ч.

А наибольший ажиотаж среди посетителей выставочного зала вызывает коллекция микроавтомобилей, представленная Реанимационной автомастерской «Камышмаш». Все представленные экземпляры относятся к 1940-м – 1950-м годам и отличаются прямо-таки бьющей в глаза «эксклюзивностью» своей конструкции.

Вот, например мини-родстер Reyonnah A 175 образца 1951 года. Даже само название этой автомобильной марки уже оригинально: это зеркально отображенная фамилия создателя фирмы конструктора Робера Аннойера. Супер-«прикол» маленького двухместного автомобильчика – складывающиеся передние колеса. В послевоенное время в городах были введены весьма жесткие ограничения парковочного пространства. Чтобы дать возможность автовладельцам чувствовать себя более вольготно, Аннойер сделал передние колеса своего нового авто убирающимися под кузов. В итоге в «сложенном» виде ширина А 175 сразу же уменьшается с 1450 до 750 сантиметров, и потому на одном стандартном парковочном месте может поместиться сразу два таких «малыша». Узкий двухместный кузов больше похож на лодку, забираться в него и водителю, и пассажиру нужно, перешагивая через борт со специальных «приступок». Конструктор надеялся, что его детище окажется востребовано и в сельской местности и потому предусмотрел еще одну «опцию». На валу двигателя мощностью 8,5 л. с. (который разгонял 250-килограммовую машину до 80 км/ч.) можно установить шкив для передачи вращения на внешние агрегаты – водяной насос, лесопилку... Впрочем насытить рынок столь универсальными микроавтомобилями у Аннойера не получилось: из-за возникших проблем с поставками кузовов и моторов на заводе удалось собрать лишь несколько экземпляров.

По соседству с А 175 стоит Bond Minicar Mark D – детище британского конструктора Лоуренса Бонда, который упорно считал, что у небольшого автомобиля должно быть не четыре колеса, а три. Главные плюсы такого минимализма: машина обладает меньшим радиусом поворота, а ее водителю можно иметь только мотоциклетные права. Представленный на выставке экземпляр серии D выпущен в 1957 году. Всего на заводе была собрано более 3500 таких машин.

Следующий экспонат в ряду малюток заслуживает внимания уже одной только своей маркой – Voisin. Один из пионеров авиации француз Габриэль Вуазен прославился не только как летчик, создатель первых в мире аэропланов, но и как конструктор автомобилей. Причем – очень не обычных, особенно внешне: нарочито упрощенного, конструктивистского стиля. Когда в 1938 году компания Вуазена обанкротилась, все подумали, что новых колесных чудес от знаменитого летчика уже никогда не появится. Однако они ошиблись. 12 лет спустя подзабытый автолюбителями 70-летний Габриэль Вуазен опять «взялся за старое». На автосалоне 1950 года его возродившаяся фирма показала свою новинку – Voisin C31 Biscuter. И эта машина произвела настоящий фурор. Казалось бы, настоящий «уродец»: примитивные формы кузова (правда – из полированного алюминия!) и ветрового стекла, простые утилитарные сидения... Однако такое творение конструкторской и дизайнерской мысли мсье Вуазена, всегда исповедавшего принцип «бесконечной простоты», пошло «на ура»: в первый же день автосалона было подано несколько тысяч заявок на приобретение С31. Впрочем, из-за организационных проблем создатель «тридцать первого» вынужден был продать лицензию на выпуск своего последнего детища испанской фирме, которая с успехом «штамповала» «бискутеры» на протяжении многих лет.

Однако по сравнению с машиной, о которой пойдет речь дальше, C31 Biscuter выглядит настоящим красавцем. Моторное средство передвижения под маркой Mochet Type K скорее напоминает творение какого-нибудь самодельщика, собравшего автомобиль в своем сарае из подсобных материалов. А между тем, это серийный образец, выпущенный в послевоенном 1947-м во Франции заводом Жоржа Моше. Тогда у французов были нарасхват любые автомобили, – ведь в годы войны оккупировавшие страну гитлеровцы конфисковали у гражданского населения практически все бензиномоторы, так что единственным средством передвижения, остававшимся в частной собственности, был велосипед. Вот господин Моше и попробовал насытить послевоенный авторынок дешевой продукцией. Его «коробочки» отличались крайней простотой: трубчатая рама, полное отсутствие амортизационной подвески, колеса велосипедного типа, ленточные тормоза. Все кузовные элементы изготавливались плоскими, а дополняли столь примитивный вид деревянные двери, снабженные мебельными (!) ручками – как у комода. Всего на заводе собрали за два года около 650 таких «красавцев». Из них до сегодняшнего дня уцелело лишь около десятка, и всего один – в варианте с закрытым кузовом. До 2013 года он находился в коллекции известного собирателя микроавтомобилей Брюса Вайнера, а теперь переехал к своим новым владельцам в Россию.

На другой стороне площадки микроавтомобилей находится то, что выглядит скорее, как игрушка, а не полноценное средство передвижения. Крошка Peel Trident, изготовленный в 1966 году на заводе, расположенном в городе Пил на острове Мэн, вроде бы совсем не соответствует человеческим габаритам. Из-за характерного прозрачного колпака над кабиной это чудо техники прозвали в свое время «летающей тарелкой». Кузов малыша изготовлен из фибергласса, мощность двигателя DKW – чуть больше 4 л.с. Вес «тарелки» всего 90 килограммов. А разгоняться она умеет до55 км/ч. Было выпущено всего 45 таких машин, в том числе и один с электрическим мотором.

Если Peel прозвали «летающей тарелкой», то у его соседа по выставочной экспозиции BMW Isetta (1958 г.) куда более «обидное» прозвище – «холодильник». Его рождение случилось в 1950-е на итальянской фирме, производившей до того мотороллеры, трехколесные мини-грузовики и... холодильники. Владелец компании Ренцо Ривольте решил расширить номенклатуру выпускаемых товаров, добавив к ним еще и легковой микроавтомобиль, снабженный двигателем от скутера. Проектировать его в 1952 году было поручено двоим инженерам. Согласно рассказам (но достоверным ли?) они пошли путем максимальной заводской унификации: в своей попытке прорисовать будущий «самоход» конструкторы поставили рядом два мотороллера и приложили к ним спереди дверцу от холодильника. После этого оставалось только придать всей конструкции более ли менее обтекаемую форму. Если говорить всерьез, то основной оригинальной чертой «Изетты» можно назвать именно эту единственную дверь, являющуюся одновременно и «передком» автомобиля. К ней внутри приделана небольшая приборная панель и рулевая колонка, которая, чуть отодвигаясь при открывании двери, позволяет нормально садиться за водительское место и покидать его. Невзирая на смешное прозвище, автомобильчик получился удачным, и через пару лет права на производство модели Isetta приобрел знаменитый концерн BMW. Немцы поставили на итальянскую малышку более мощный двигатель от мотоцикла BMW R25, доработали дизайн машинки, и она пошла в массовое производство. Было выпущено более 150 000 таких «холодильников на колесах».

Но не одними только микромашинами удивляет нынешняя «Олдтаймер-галерея». Реставратор старой колесной техники Вячеслав Лен выставил на своем стенде среди прочих образцов американский снегоболотоход Studebaker M29C Weasel. Первый вариант такого гусеничного транспортера был спроектирован в 1942 году – специально для готовящейся англичанами военной операции по вторжению в оккупированную гитлеровцами Норвегию. Чуть позже в производство запустили модернизированный вариант. Последняя версия «двадцать девятых» даже могла плавать. Выпуск оригинальных гусеничных машин продолжался вплоть до 1945 года. Собрано было более 15 000 таких «Студебеккеров». Гусеничный транспортер весом 1,7 тонны с мощностью двигателя 70 л. с. мог разгоняться до 58 км/ч.

И наконец, еще один экспонат. Самый большой из всех и самый яркий – ярко-красный. Такая расцветка положена ему по роду деятельности: на стенде красуется американский пожарный автомобиль Seagrave Model 6WT Standard. Это детище старейшей и известнейшей в США фирмы, выпускающей противопожарную технику. Фирма была организована Фредериком Сигрейвом в 1881 году и до сих пор продолжает производство оборудования для огнеборцев. Судя по дате, выбитой на заводской табличке, данный автомобиль был выпущен 24 октября 1927 года. Помимо насоса в конструкции машины предусмотрен еще отсек для размещения команды пожарных, небольшая приставная лестница, пожарные рукава и насадки к ним, систем подключения к городскому водопроводу, есть и резервуар для воды емкостью около 200 литров, а также несколько ламп-прожекторов. Ну и куда же деться от пожарной «классики» первой тртети прошлого века – сигнального колокола, который заменял тогда сирену! Интересная особенность двигателя, гарантирующая надежность работы этого 80-сильного агрегата: он оснащен двойной системой зажигания: магнето плюс стартер. Для каждого из шести цилиндров мотора предусмотрено по две свечи зажигания. Управление 4-тонной «пожаркой» требовало от шофера воистину геркулессовой силы: никаких вспомогательных устройств здесь и в помине нет, система вакуумного усиления предусмотрена только для тормозов.