Весеннее обнагление

Мы не раз писали о методах и способах отъема собственности у моторизованного населения. Да, хитро, профессионально, а порой и изощренно действуют бандиты. Вместе с тем столь наглого разгула преступности, как этой весной, Москва не видела со времен наполеоновского нашествия.

На первый взгляд небывалая весенняя активность столичного жулья может показаться банальным всплеском преступности. Понятное дело, Москва всегда привлекала злоумышленников толстыми кошельками отдельных граждан и хаосом муравейника, в котором легко затеряться любому гастролеру. Однако не только условия, идеальные для совершения преступлений, потворствуют криминальному элементу в Первопрестольной.

Мы не раз писали о методах и способах отъема собственности у моторизованного населения. Да, хитро, профессионально, а порой и изощренно действуют бандиты. Вместе с тем столь наглого разгула преступности, как этой весной, Москва не видела со времен наполеоновского нашествия. Невольно возникает подозрение, что на сегодняшний день сложились какие-то новые условия, значительно облегчающие преступникам жизнь. Даже беглое знакомство со свежей хроникой происшествий и непредвзятые разговоры с рядовыми гаишниками подтверждают: в городе сложилась крайне опасная ситуация. Насколько болезнь поразила наше далеко не прекрасное общество, судить вам, мы лишь расскажем два “типовых” случая, произошедших на прошлой неделе.

Не отходя от кассы

Москва, центр, конец рабочего дня. Милая дама на личной “десятке” подъехала к гастроному за продуктами. Согласитесь, трудно придумать более прозаичный сюжет. Но мы продолжим. На притротуарной стоянке полно машин, а теплый весенний вечер вытащил на улицы толпы горожан. Более того, водительница — девушка опытная и благодарная читательница самой популярной и правдивой автомобильной газеты “МКмобиль”. Поэтому свою сумочку она бережно положила на переднее пассажирское сиденье, а все двери, кроме водительской, у нее постоянно и предусмотрительно закрыты.

Едва выключив двигатель и взявшись за ручку своей двери с намерением покинуть транспортное средство, милая дама услышала справа жуткий грохот. Онемев от неожиданности, она боковым зрением увидела страшную картину: как в замедленной съемке дешевого зарубежного боевика, в разбитое пассажирское окно влезает волосатая мужская рука, хватает ее сумочку, вырывает из рук и исчезает. Повторим, все происходит в час пик в центре города на глазах сотен прохожих.

Выскочив из машины с сиреноподобным криком, пострадавшая увидела, как парень, одетый в типовую форму городского идиота (короткая черная кожанка, спортивные штаны и модные спортивные тапочки для беспризорников), одним движением руки перебросил ее сумочку столь же невзрачному “близнецу”. Оба быстрой походкой рванули в разные стороны и через мгновение растворились в толпе. По наглости, дерзости, очевидности и хладнокровию подобное преступление ничем не отличается от заказного убийства. Или, быть может, у нас давно стерта грань между мелким воровством и лишением человека жизни? То-то окружающие на происходящее взглянули, в лучшем случае, с любопытством.

В погоню!

Днем по проспекту Мира, по встречной полосе, на большой скорости несся черный Mercedes М-класса. Гаишники, стоявшие в очереди у светофора в левом ряду на своей “десятке”, просто обалдели от такой наглости. Они включили все возможные спецсигналы, буквально растолкали ближайшие машины и бросились в погоню за нарушителем, ежесекундно крича в матюгальник: “Номер такой-то, немедленно остановиться!” Казалось, что еще несколько секунд — и стражи порядка откроют огонь на поражение задних колес безумного Mercedes, за рулем которого сидел некто К.

Вняв истошным призывам, у Рижского вокзала внедорожник остановился на разделительной полосе. Из него выскочил молодой человек и... бросился к гаишной машине с криком: “Помогите! У меня только что на Садовом из салона украли портфель! Я видел, кто это сделал, и пытаюсь догнать его! Это вишневая иномарка без номеров, она там, впереди! Помогите!” Отдадим должное гаишникам: они поверили искреннему монологу пострадавшего и бросились в погоню.

Вскоре компания догнала искомую иномарку — новенький, еще не зарегистрированный Rover 75. На приказ остановиться он послушно замер у тротуара. Из авто вышли двое: “Что случилось, командир?” Хозяин Mercedes бросился в драку, но инспектора вовремя его остановили. Пока один из них проверял документы у предполагаемых воров, двое других спокойно втолковывали разгоряченному пострадавшему простые истины. Суть их такова: если кто и своровал твой портфель, то давно ушел пешком, к этим же ты ничего предъявить не сможешь, мы сейчас осмотрим машину, и ты убедишься, что мы правы. Подельники сбежавшего вора из Rover 75 послушно открыли багажник и позволили водителю Mercedes обыскать всю машину. Понятно, что он ничего не нашел.

Тут бы и всей сказке конец, но гаишники, видя настойчивость К. в немедленной ликвидации преступной банды, предложили ему проехать в ближайшее отделение милиции и оставить заявление. Разумеется, обладателей новенького Rover 75 такая перспектива не порадовала, но ссориться с представителями власти они не стали, только быстро кому-то позвонили по сотовому телефону. Приехав в отдел, гаишники услышали знакомое: это не их территория и нужно обращаться в подразделение милиции по месту происшествия. Тем не менее они настояли на том, чтобы дежурный вызвал сюда представителей “того” отдела и те приняли заявление у пострадавшего.

«Крыша» в погонах

Излишне говорить, что представителей пришлось ждать около часа. За это время К. успокоился, но в противоположность ему хозяева Rover 75 стали проявлять все большее нетерпение. Они опять звонили по “мобиле” и явно кого-то ждали. Не подозревая ничего плохого, гаишники, в свою очередь, ждали приезда оперативников. Они наивно полагали, что раз уж доказать ничего невозможно, то пусть в архивах милиции останется заявление К. на этих “барсеточников”. Однако мечтам не суждено было сбыться. Когда приехали опера и весьма невежливо стали расспрашивать пострадавшего об обстоятельствах кражи, в отделение буквально влетел представительный господин в штатском. Он подошел к дежурному и сунул ему в нос какую-то ксиву. Дежурный вытянулся по стойке смирно. Затем “штатский” отозвал в сторонку приехавших оперативников и, вновь показав документ, что-то строго сказал. “Генерал, генерал”, — стали переглядываться между собой милиционеры. “Так, — громко и жестко сказал “генерал”, — у кого здесь есть претензии к этим двум?” Он обвел суровым взглядом присутствовавших. “Нет претензий, — ответили дежурный и оперативники. — Мы вообще не понимаем, зачем эти гаишники нам сюда их привезли.” Последние быстро смекнули, что к подозреваемым прибыла вельможная “крыша”. Вообще-то их дело десятое: доставили пострадавшего и подозреваемых, а заниматься разбором должны “простые” милиционеры. Поэтому и у них претензий не нашлось. Зато их оказалось много у К. Но едва он начал свою обвинительную речь, как “генерал” бесцеремонно его перебил: “Вы что тут нас за нос водите! Вы видели, чтобы они грабили? Что вы там видели? У них нет вашей сумки, и нечего на честных людей напраслину возводить! Мы еще проверим, откуда у вас этот Mercedes и что вы за фрукт! А теперь быстро все разбежались!”

... Вот так, дорогие граждане, в следующий раз думайте, перед тем как задерживать воришек. Даже простые “барсеточники” нынче ездят на дорогих иномарках и имеют влиятельную “крышу”. А уж “просто” бить в машинах стекла и, не мешкая, таскать чужое добро — в порядке вещей.