Московский потоп: как это было

«Мы производим машины, а не подводные лодки!» Так лет пятнадцать назад один немецкий производитель мягко «послал» своего клиента, «утопившего» гарантийную машину во время очередного московского потопа. Но отцы мегаполиса, похоже, придерживаются иного мнения. Или же полагают, что подводная лодка всяко лучше немецкого седана. По крайней мере, в те времена такие катаклизмы считались стихийным бедствием, теперь же они повторяются по нескольку раз за сезон. Даже удивительно, что в этом году Москва «всплыла» только в середине июня.

Все начиналось вполне невинно – с серого неба начали падать осторожные капли. А через пару минут хлынул ливень, который мгновенно превратил московские улицы в реки. Хорошо, что это была суббота, иначе традиционного транспортного коллапса было бы не миновать. Однако многие автомобили превратились в утопленников.

В субботу в Москве был побит рекорд 1933 года – за сутки в столице выпало 31,7 мм дождя, что на 10 мм больше предыдущего показателя. Ливень разразился мгновенно – только вот пешеходы спокойно стояли в ожидании зеленого сигнала светофора, а теперь им не поможет никакой зонтик и бежать бесполезно. Однако автомобилистам приходилось немногим лучше – некоторые в прямом смысле рисковали промочить ноги, не выходя из машины.

Вода поднималась на глазах – сначала от машины во всех стороны просто взмывали волны выше крыши, хотя ехали все медленнее и медленнее. Но вот пришлось притормозить до пешеходного ритма, с лежачего полицейского впереди стекал ниагарский водопад в миниатюре, а вылезший прокатиться по пустынным субботним улицам голубой Porsche 911 по перекрестной дороге медленно рассекал мутную воду, как катер, и волны были явно выше ватерлинии.

В будний день Москва бы встала за десять минут на десять баллов.

Вода поднялась уже до верха колес, и каждую минуту ожидался гидроудар. Наглухо затонированный BMW X6 встал на аварийке посреди дороги – через темную пленку, забрызганную каплями, плохо видно окружающую обстановку.

Но тем, кто в разгар субботнего ливня был за рулем, все же повезло больше – они могли хотя бы выбрать место для парковки. Потому что припаркованные по бокам улиц машины буквально подтапливало снизу. Судя по всему, водостоки не то что забились – они вообще функционировали не эффективнее ровного асфальта с бордюрчиками.

Я однажды уже была свидетелем последствий такого ливня – машину подруги увезли через два часа такого дождя на эвакуаторе. Вода начала подниматься снизу и, просочившись через кузов, остановилась на уровне педалей внутри машины. Но ее автомобиль был припаркован в центре, тогда еще бесплатном, у основания очередного холмика, на семи которых построена Москва. И это было хоть как-то объяснимо. А в субботу затапливало обычные ровные улицы.

Страшно представить, что творилось 20 июня в туннелях и путепроводах под железными дорогами – это повышенная зона риска. В опасности оказались и пассажиры метро – было непонятно, что лучше: бежать под ливнем до места назначения или ждать на ступеньках переходов, по которым вниз водопадом лилась вода.

Отрицать изношенность и древний возраст ливневых стоков бесполезно, что бы там ни говорили коммунальщики о постоянном профилактическом контроле. И о дежурстве в опасных местах во время непогоды – кажется, в эту субботу зоной повышенного риска за десять минут стал весь город.

Коммунальные службы сделали Москву опасным местом для жизни, хотя, казалось бы, у них значительно более невинные задачи. В частности для автомобилистов. Если после снегопада по вашей улице успел проехаться трактор, то из наметенного им сугроба выехать будет непросто даже на кроссовере на шипованной резине. От адских реагентов вянет обувь и ржавеют автомобили, а на стекле образуется липкая мутная пленка, которую не могут смыть самые вонючие незамерзайки. После любого ветерка чуть сильнее среднего в каждом дворе на машинах валяются в лучшем случае ветки, в худшем – лежит дерево. Ну а в обычную погоду в час пик по самым загруженным улицам едут оранжевые машины, поливая асфальт и отмывая отбойники.