Как и за что в ЛНР лишают «прав» и отправляют на исправработы

В публикации «На каких машинах воюют и по каким ПДД ездят в Луганске» мы рассказали об очень непростой автомобильной жизни жителей – и военных, и гражданских – Луганской республики. Корреспондент портала «АвтоВзгляда» продолжает тему, сходив с ополченцами в патруль.

Одна из острейших тем в Луганске — угоны. Но не в том понимании, к которому мы привыкли в своей мирной стране. Речь идет о транспортных средствах, отнятых у их владельцев марадерами. К сегодняшнему дню власти ЛНР нашли более 200 машин, припрятанных гарбителями до «лучших дней». И вот правительство республики объявило, что найденные ополченцами авто не будут присваиваться новоявленными чиновниками. При этом представитель военной полиции заявил, что мародеры будут караться более чем жестоко. Но самое интересное, что на этих автомобилях можно будет передвигаться только по территории Луганской народной республики: страховок здесь нет, так же как и госномера никем не выдаются.

Есть примеры и с другой стороны вооруженного конфликта. Например, на блокпостах у Мариуполя военнослужащие ВСУ устраивают «досмотры» и без мзды не отпускают. Водители в этом случае оставляют документы и бегут собирать деньги. И в дальнейшем, как правило, предпочитают ходить пешком. А в конце прошлого года украинский рынок страхования предложил жителям востока страны застраховать свой автомобиль или недвижимость от повреждений в ходе военных действий. Новая услуга производится по системе КАСКО и цена полиса составляет 3% от оценочной стоимости машины. Увы, но страховщики покинули территории, занятые ополченцами, офисы страховщиков пусты и выплачивать компенсации некому.

Про дорожников я уже рассказывал – они и до войны не отличались трудолюбием. Последний раз их видели, когда на Украине проходили футбольные баталии «Евро – 2012». Тогда по всей стране массово взялись за дорожное строительство, на которое были выделены огромные деньги. Но дороги разбиты скорее от старости, чем от военной техники. Хотя в Донецке они частично сохранились в приличном состоянии. На мои попытки найти людей, ответственных за состояние дорог, люди смеялись, а кто-то крутил пальцем у виска.

Понятное дело, что в ЛНР нет профессиональной дорожной полиции. От украинской ДАИ осталось только вывеска на туалете-«будке» в расположение ополченцев. И полиция в ЛНР появилась, то вот отдельного подразделения дорожной инспекции пока нет. В Алчевске, например, ее функции попеременно выполняют комендатура ЛНР и ополченцы базирующейся здесь бригады «Призрак». С последними я и отправился в ночное патрулирование города. Напомню, что с 23 часов тут наступает комендантский час и жизнь на улицах города прекращается. Но не для всех.

ПАРУБКИ И ГОРИЛКА

Днем лихачить в городе не особо принято – перемещается военная техника, да и быстро несущаяся машина поневоле вызывает подозрение. Да и скопления людей наблюдаются только на рынке, складах гуманитарной помощи и проходных еще работающих предприятий. А вот с наступлением темноты на дорогах можно обнаружить крайне интересных персонажей. При этом некоторые из них вообще не ведают, что в городе — комендантский час. С патрулями я проколесил по ночным улицам две ночи подряд. Насмотрелся... Первой была обнаружена «классическая» компания не очень трезвых молодых людей у разбитой «копейки». Пьяный гонщик не справился с управлением, машина влетела в бордюр и отлетела на середину дороги. Откатить к бордюру ее было не возможно – передние колеса заклинило. Патруль сначала попытался взять машину на буксир, но не получилось. Тогда подъехал еще один патруль и вместе с хмельными парубками стали раскачивать автомобиль и «допрыгали» ее до обочины. Зрелище со стороны вполне сюрреалистическое – обвешанные оружием и боекомплектами люди держат на руках развалюху. Еще пара «прыжков» — и дорога свободна. Тем более, что рано утром по ней поедут разваливающиеся «Газели», которые привозят людям хлеб. Теперь перейдем к «санкциям». Поскольку алкотестеров здесь ни у кого нет, то состояние опьянение определяется на глаз и нюх. Увы, местные водители выпивать по-немногу не умеют – только в сильно хмельном состояние придет в голову идея кататься ночью по улицам. Так что этот прибор не особо и требуется. Тем более, что нарушение комендантского часа карается 10 сутками исправительных работ. Посему машина остается на месте, а парней отвозят в отдел полиции. Который, кстати, на весь город имеет одну машину, да и та вечно без бензина. Что может произойти с брошенным авто за 10 суток — неизвестно, а хлопцам придется поработать на благо молодого государства. Которое, кстати, их и покормит, и даже даст сигарет. В голодной зоне боевых действий это немаловажный фактор.

ЗА СВЯЗЬ БЕЗ БЛАТА

Следующие «клиенты» были посерьезнее. По частному сектору пьяно вихлялся почти новенький «Ситроен» — невиданная роскошь в этих краях. В машине двое поддатых мужиков. Тот, что за рулем клятвенно уверяет, что они только переставляли машину «вон до того дома». И вообще, он лишь хотел посмотреть, «как машина ездит». Потом выясняется, что авто не его, а омпаньона. Далее следует стандартное предложение: «мужики, может договоримся?». Но ополченцы люди идейные и совсем не похожи на алчных стражей дорог. Старший группы достаточно коротко объяснил свое кредо на военное время: «Денег нам не платят, но они мне и не нужны. Я еду на машине, у меня есть сигареты и «ствол». И еще «Муха» в багажнике. Поэтому сейчас мне ничего не надо». Замечу тут, что патрулировали мы на его личной машине, которая вместе с владельцем пришла в ополчение. И таких людей здесь более чем достаточно. Посему обоих потвозят в отдел полиции. По дороге слышится «не имеете право, здесь украинского законодательства нет, а потому нас задержали незаконно». Замечание, что пьяным за руль не садятся на них не действует. В отделе начинается другой разговор, посерьезнее: «Я знаю таких-то, у вас будут большие проблемы, я вообще морпех, парни на передовой, а вы тут людям житья не даете!». И так далее... Замечу, что «житье» у той мужской части местного населения, которое не пошло в ополчение, подразумевает то же самое, что и у российских бандитов – «что бы у нас все было и нам за это ничего не было». Увы, в условиях войны это редко у кого получается. Да и патрули к таким поворотам давно привыкли: им не впервой утихомиривать даже пьяных коллег, которые могут и гранату достать... Тем более, что ночное патрулирование для них – зачастую просто перерыв между «командировками» на передовую. Так что нарушители отправляются в камеру и одному из них придется лишиться «прав».

БЕЗ ПРАВИЛ И КОДЕКСА

А вот как это происходит – отдельная тема. Дело в том, что закона, не говоря уж про ПДД и КоАП, в ЛНР пока нет — не до того. Посему действует «местное» законодательство. Например, в Стаханове – базирующихся там казаков, а в Алчевске – «Призрака». В последнем случаи это приказ № 5 Алексея Мозгового «Об упрощенном судопроизводстве на период боевых действий». Увы, про автомобили, кроме нарушения комендантского часа, в нем ничего не сказано. Да и занимает этот приказ всего листок формата А4. Да ополченцам и некогда заниматься бумажной волокитой – воевать надо. Как следствие — быстрое решение на месте и последующие исправительные работы. Ополченцы рассказали мне о «прирожденном гаишнике» с позывным «Белорус». С ним я позже познакомился. Тот, находясь на патрулировании, где-то раздобыл гаишный жезл и шокировал позабывших про это ведомство местных водителей. Мало того, у особо наглых, которые еще и трясли всякими корочками, он изымал «права». Вместе с этими самыми корочками... Даже, поговаривают, на месте их уничтожал. Как я уже говорил, на ополченцев привычные российские «понты» о положении и связях не действуют.