Как столичные наркологи спасают водителей от клейма «наркоман»

Вы удивитесь, но съеденная утром булочка с маком к вечеру может превратить вас в наркомана со всеми вытекающими последствиями вплоть до лишения «прав».

И это, увы, не журналистское преувеличение. О несовершенстве в том числе и гаишных тестов на наркотики, порталу «АвтоВзгляд» рассказал человек, в прямые обязанности которого входит глубокая лабораторная проверка анализов граждан, заподозренных в употреблении наркотических веществ. Именно в его лабораторию на подтверждающее исследование привозят пробы мочи после положительного теста на наркотики. И по словам нашего эксперта, тот же тест на морфин, проведенный в «полевых» условиях гаишником или даже врачом, даст положительный результат, если водитель съел кондитерское изделие, включающее в себя пищевой мак!

– Тест на морфин сработает даже через 10-18 часов после употребления булочки, – подчеркивает заведующий химико-токсикологической лаборатории МНПЦ наркологии. Алексей Смирнов, – И все потому, что этот тест имеет высокую чувствительность: он одновременно ловит как морфин, так и героин, и кодеин.

А дольше 10-18 часов? Я после съеденного рулета с маком (принцип действия наркотеста точно такой же, как при тесте на беременность – Ред), была «наркоманом» сутки...

Продолжительность положительной реакции индивидуальна и зависит в том числе и от того, сколько мака съедено и сколько воды выпито. Если взять человека с весом около 70 кг, который в течение этого времени мало пил воды, тогда в мочевом пузыре морфин сконцентрируется. Речь идет об очень низких концентрациях, но, тем не менее, тесты их ловят хорошо.

А на чем еще может попасть впросак законопослушный гражданин, знающий о наркотика только понаслышке?

– На барбитуратах. Вот, скажем, выпил мужичок пять-десять капель валокордина или корвалола, и у него срабатывает тест на барбитураты. Дальше его начинают гонять по кругу, он начинает что-то доказывать: или военно-врачебной комиссии, или при приеме на работу, особенно в правоохранительных органах, в Минобороны. И вообще барбитураты могут обнаружиться в организме после употребления многих общедоступных безрецептурных лекарств, которые содержат в своем составе фенобарбитал. Речь будет идти о следовых, низких концентрациях. Но все равно – после, грубо говоря, одной или двух таких таблеток тест на барбитураты будет положительным в течение многих дней. Скажем, очень много срабатываний у девушек на школьных тестированиях, которые принимают лекарства в критические дни или от головной боли.

И что грозит тому же водителю, если у него будет обнаружен такой вот случайный морфин или барбитуратовый фон? Его сразу поставят на учет как наркомана?

– Ну, это очень теоретически. А на практике, когда водителя везут «на продувку» к врачу-наркологу и доктор, используя при медосвидетельствовании экспресс-тест, получает положительный результат на какой-нибудь наркотик (тот же морфин), то этот результат может необоснованно обострить ситуацию до получения обязательного результата подтверждающего химико-токсикологического исследования. К сожалению, бывали случаи, когда заключение о состоянии опьянения выносилось на основании экспресс-тестов, что противоречит действующему порядку проведения медицинского освидетельствования. Химико-токсикологические лаборатории призваны «отсечь» так называемый случайный морфин и барбитуратовый фон.

Что такое подтверждающее исследование, обязательно ли оно и кто его проводит?

– Любой тест, если он дал положительный результат, обязательно нужно подтверждать. То есть, от нарколога моча направляется к нам в химико-токсикологическую лабораторию на подтверждающее исследование. И если тест сработал на пресловутый мак, то мы в моче увидим низкое, следовое содержание морфина и все. Другими словами, нам будет очевидно, что это был именно пищевой мак.

Тем самым от наркоучета человека спасете. А от лишения «прав»?

– Да, вот тут сложнее. Беда в том, что наркологи не могут договориться о минимальных порогах для наркотиков со специалистами нашего уровня. С годами приборы, оборудование – все совершенствуется. И их чувствительность потихоньку повышается. Но есть старые приказы, которые касаются медосвидетельствования. В частности, приказ МЗСР №308 еще от 2003-го года с «Инструкцией по проведению медицинского освидетельствования водителя». И согласно пункту 17 этой инструкции, заключение о состоянии опьянения выносится, если в образце мочи обнаружились наркотические, психотропные или иные токсические вещества – внимание! – «вне зависимости от их концентрации (количества)». Вот это очень большая проблема.

Подразумевается, что моча отбирается при освидетельствовании не у каждого водителя, а только у тех, у которых врач-нарколог заметил некоторые клинические признаки. Скажем, на алкометре нули, но есть какие-то признаки, которые могут относиться и к опьянению (а могут – и к состоянию утомленности или некоторых особенностей человека). И вот при проведении экспресс-теста обнаруживается маленький морфинчик после рулета с маком. А в приказе сказано: «вне зависимости от концентрации». И врач может вынести заключение о состоянии опьянения. И тут много зависит от лаборатории, в которой будет проводиться подтверждающий тест, от тех порогов, на которые она ориентирована.

Мы в своей лаборатории, например, если видим только морфинчик в низких концентрациях, заключение о его обнаружении не выдаем. И специалисты нашего уровня в других городах тоже так делают. Мы просто не придерживаемся рекомендаций выдавать заключения о низких концентрациях, которые видим. А рекомендации такие есть.

Фактически, это просто человеческое отношение.

– Да, это понимание всей проблемы. Но чтобы не ставить на людях клеймо «наркоман», не лишать их на пустом месте «прав», да просто не допускать злоупотреблений, решение о минимальных порогах надо принимать на законодательном уровне или хотя бы через постановления правительства. Но мы не можем договориться по порогам с наркологами. А определить, что такое вот количество морфинов-барбитуратов никакого действия на организм не оказывает, должны наркологи. А не мы, химики.

И в итоге мы имеем то, что имеем – совершенно бесполезные и, как я уже говорил, очень проблемные для граждан тесты на барбитураты-морфины. Тем более, что их зачастую проводят и интерпретируют не специалисты, ведь, чтобы проводить освидетельствование только на тестах, даже лаборатории не нужны. Хотя организация, которая проводит такие тестирования, должна не просто констатировать по тестам, употребляешь ты или нет. Она должна эту мочу направить в лабораторию на подтверждающее исследование. Что у нас очень слабо развито и приводит к большим скандалам.

Например, уже лет 10 с лишним в одном из высших учебных заведений регулярно, два раза в год, проводится тестирование. И так было поставлено дело, что при положительных тестах его администрация не учитывала, что мочу надо отправить на подтверждающее исследование. Она делала выводы только по этим тестам. И некоторых студентов отчисляли – поломанные судьбы...

Какая опасная вещь эти тесты. Может, они чересчур чувствительны?

– Да. На морфин и барбитураты, нужно, я уверен, «загрубиться» раз в 10. Например, в Америке проблема обнаружения морфина при тестировании не стоит. Потому что там много лет назад введен в использование не только базовый тест с высокой чувствительностью на морфин, но еще и специально «загрубленный» почти в 10 раз. За океаном понимают, что морфин может взяться из продуктов питания. И если более «загрубленный» тест дает отрицательный результат, то считается, что человек его прошел. А мы в России гонимся за своими «инновационными нано-технологиями». На сегодняшний день мы руководствуемся рекомендациями по использованию тестов, обладающими, на наш взгляд, излишней чувствительностью.

За рубежом, например, в Германии, когда будущий водитель проходит учебу, его обязательно информируют о том, что ему категорически нельзя употреблять кондитерские изделия с маком, причем под расписку. То есть он еще не стал водителем, а ему уже дают установку во избежание разных казусов. У нас пока акцента на этом не ставят. Поэтому я и говорю, что крайне важно установить пороги на законодательном уровне.

У противников «загрубления» тестов могут быть свои возражения.

– Повторюсь, что любой тест, если он дал положительный результат, обязательно нужно подтверждать. То есть, от нарколога моча направляется к нам в химико-токсикологическую лабораторию на подтверждающее исследование. И если речь идет о наркомане, то и у него в моче может быть низкая концентрация морфина. Но тогда будет много других «нехороших» веществ. Героиновый наркоман постоянно что-то употребляет, и если вдруг какое-то количество времени он обходится без героина, то чем-то его замещает. Поэтому если в моче наркомана будет маленькое содержание морфина, то там еще что-то обнаружится. И другие маркеры есть. Например, героин, который последние годы поступает в Россию, разбавлен декстрометорфаном. И когда мы имеем дело с мочой человека, употребляющего героин, то мы обязательно обнаружим декстрометорфан.

А другие вещества как долго обнаруживаются?

– Даже если речь идет о разовом употреблении героина (чего практически не бывает, но вдруг), то тест работает до 4 дней. Каннабиноиды – действующие вещества марихуаны и гашиша – накапливаются и откладываются в жировых тканях, поэтому даже разовое употребление будет обнаруживаться до пяти суток. А если периодическое, то вплоть до нескольких недель. Но здесь политика у нас другая. Когда дело касается именно наркотиков, тут если даже мы видим, что концентрация очень низкая, то все равно выдадим заключение, что наркотики обнаружены. Потому что эти вещества из продуктов питания или откуда-то еще поступить не могут.

– Но, как я понимаю, история с минимальными порогами – долгая. То есть пока все водители, да и многие другие категории россиян, по-прежнему могут легко и непринужденно «стать наркоманами»?

– Да, как повезет. В Москве, например, в наших наркологических кабинетах медосвидетельствования тест-полоски при освидетельствовании не используются, как-то не завелся такой порядок. Поэтому, какой наша лаборатория выдаст результат, так и будет, без сомнений. А вот в регионах России это часто практикуется. А ведь зачастую такие тестирования проходят и вовсе не у нарколога, а у обычных медработников со средним образованием – на производствах, автопредприятиях, при диспансеризациях в силовых структурах, учебных заведениях, метрополитене. Так что с безобидными маковыми булочками и валокордином, в провинции стоит обращаться аккуратно...