Как дальнобойщики становятся серьезной политической силой

Русская оппозиция не бывает сильной, всегда сама по себе и каждый раз проигрывает. Она может быть народной, появившейся снизу, может случиться властной, рожденной наверху, но она не бывает единой. Первое, что удается сделать оппозиции в России – создать себе еще одну оппозицию. Встав против власти, оппозиция ищет варианты борьбы и тут же рассыпается на течения, фракции, направления, мельчая до отдельных точек зрения.

Последняя русская оппозиция – белогвардейцы – проиграли дело всей жизни, страну и шанс на возрождение России, не захотев договориться внутри себя и пожелав самостоятельно и единолично победить, а уж потом разобраться со всем остальным. Деникин не пошел на соединение с Колчаком, Краснов не пошел на Москву, Юденич не отважился взять Петроград, а Семенов не видел Россию дальше Читы.

Поэтому выиграла иностранная оппозиция Ленина-Троцкого, получившая обильное финансирование из Германии. Зато теперь понятно, почему нынешняя власть так боится «иностранных агентов».

Дальнобойщики стали оппозицией внезапно, никак не подозревая в себе политический потенциал. Их экономический мотив мог остаться эпизодом борьбы с неразумным «Платоном», но власть слишком сильно испугалась мужиков на грузовиках и сама сделала их политически явлением, избежав диалога и отказавшись от переговоров. В предыдущие разы это помогало. Недовольные пенсионеры расходились по домам и горевали на кухнях, праворукие дальневосточники получали полицейской дубиной по голове и покорно разорялись, а водители грузовиков почему-то не утихли и, начав со стихийного протеста, начали формироваться в политическую оппозицию.

Как и полагается, единства не получилось. Не сложился профсоюз дальнобойщиков, слабаками оказались лидеры, неумехами были консультанты, глупыми получились требования. Предыдущие всплески недовольства так и заканчивались. Люди понимали, что они не сила, плетью обуха не перешибешь, пора расходиться по домам и поодиночке вешаться на осине.

Но дальнобойщики не ровня сидельцам в лавке, менеджерам из офиса и теткам с рынка. Они иные. Они по-другому видят страну, понимают ответственность, участвуют в экономике. Они почти сложились в класс вольных людей. Дальнобойщики ближе всех оказались к сценарию, по которому прошли беглые крестьяне, ставшие казаками.

Самое неожиданное в поведении дальнобойщиков – упрямство. Они и вправду сила. Умнеющая, обогащающая опыт и меняющая методы борьбы. Еще немного и они обретут самый нужный политический инструмент – они перестанут играть по правилам и станут создавать свои.

Предпосылки к этому самые весомые. Трусливые лидеры изгнаны, требования переосмыслены, методы откорректированы. И, самое важное, уже формируется новый профсоюз. В него войдут представители из 58 регионов. Решение принял штаб оппозиции, ставший лагерем на Каширском шоссе. Для общения с испуганной властью выбраны четыре координатора и обозначен уровень диалога: дальнобойщики вежливо позвали на разговор спикера Совета Федерации Валентину Матвиенко.