Паркуйся кто может!

Моторизованное быдло матом и мордобоем защищает свое право быть Хамом

Парковка — бич любого мегаполиса. Мест, как говорится, нет! Однако лишь в Москве шоферская братия так нагло попирает законы, здравый смысл и смачно харкает на окружающих.

Причем среди быкующих за право «запереть» тебя, сузить проезжую часть до невозможности проехать, перегородить «зебру» — и изъясняющиеся исключительно грязными ругательствами полулюмпены с рабочих окраин, и вполне (но, увы, только внешне) приличного вида господа. Они еще побаиваются власти даже в такой карикатурной ее ипостаси как ГИБДД (а скорее — рассчитывают на взятку в бездонный инспекторский карман). Но при отсутствие людей в форме не стесняются ни в выражениях, ни в действиях (примитивная реакция самца с комплексом маленького члена, вызванная скудным словарным запасом и благоприобретенной в смутные постсоветские времена неконтролируемой агрессией). При этом дорожные хамы и по жизни — люди малоприятные. Они не имеют гражданской позиции и никогда не будут требовать не то, что пересмотра результатов голосования в Госдуму, но даже строительства новых машиномест и расширения дорог. Они не помогут старушке перейти улицу, зато легко обматерят жену и засветят ей. А те, что с виду поблагообразней — вылижут зад начальнику и со смаком унизят подчиненного. А ср…ть на законы и социум, когда это явно сойдет с рук — любимое дело этих шкодливых индивидов. Про окурки в окно, мятую пачку сигарет мимо урны и обязательный срач на месте пикника я уж и не говорю…

Другими словами, бросать машину как и где угодно (мусорить, выражаться, утираться рукой вместо платка) они будут даже тогда, когда в городах появится достаточно парковок. Но ведь большинство из них станут, как и во всем цивилизованном мире, платными, а дурно воспитанный, малообразованный быдлос свои баблосы бережет. В том числе, повторимся, за счет удобства окружающих.

…И выхода, боюсь, нет. Власть не спешит нести в отупевшие массы ни культуру, ни уважение к себе (в том числе и в делах дорожных). Похоже — приехали.