Как Минпромторг подставил Путина: цены на новые авто не упадут

Фото: globallookpress.com
Ценообразование на автомобили — весьма занятная область человеческого знания. Можно даже сказать — удивительная и невероятная, не поддающаяся никакой логике. На проблему был вынужден обратить внимание даже Президент РФ, но едва ли в обозримом будущем гражданам страны от этого станет легче. А почему, объясняет портал «АвтоВзгляд».

Как известно, на совещании с членами правительства Владимир Путин поручил главе Минпромторга Денису Мантурову контролировать стоимость автомобилей и пресекать злоупотребления, связанные с ее необоснованным ростом. У президента множество забот, он физически не может постоянно отслеживать все аспекты внутренней и внешней политики, а также все экономические тренды. Тем более, что для выполнения последней функции вроде бы есть специально обученный человек.

Вопросы, имеющие для развития экономики России первостепенное значение, обязан решать как раз-таки вышеупомянутый Денис Валентинович Мантуров. А поскольку он занимает пост министра промышленности и торговли Российской Федерации с 2012 года, то именно при его непосредственном участии в управлении страной цены на автомобили выросли до величин запредельных.

Фото: globallookpress.com

Ведомство г-на Мантурова странным образом прохлопало кризис 2013 года, сказочно обогативший одних и разоривший других. Почему-то оно не решилось дать по рукам автопроизводителям и дилерам всех стран и всех марок, которые в один голос заявили, что лишь экономическая ситуация вынуждает их регулярно переписывать ценники в сторону увеличения. Доллар с евро же растут, дорогие покупатели — вот и делайте выводы. При этом стыдливо умалчивался тот факт, что параллельно все они с готовностью отчитывались о неуклонном увеличении процента локализации, который — по идее — должен был страховать от колебаний валютных курсов.

Результат, что называется, налицо. По данным агентства «Автостат», самый популярный у нас автомобиль LADA Granta за последние 10 лет подорожал на 127%, Renault Logan — на 109%, Hyundai Solaris и Kia Rio — на 90%, Volkswagen Polo — на 123%. Речь идет, как можно заметить, об очень бюджетных машинах. Люкс и премиум, естественно, также вырос в цене неслабо, но у них и покупатель все-таки более обеспеченный. Что касается обычных трудяг-работяг, то у многих ли зарплата за прошедшее десятилетие выросла на те же 100%?

Фото: globallookpress.com

Конечно, если вдруг кто-то решит поверить Росстату с его лукавыми цифрами, то получится, что «среднемесячная номинальная заработная плата» действительно скаканула более чем в два раза. Лично я как-то пропустил этот момент. У меня, как и у абсолютно всех моих знакомых, она твердо стояла на месте, а в особо прискорбных случаях даже падала.

Поэтому веры красивым циферкам, выведенным нашими статистиками, нет. Что такое средняя зарплата? Это средняя температура по больнице. Минимальный прожиточный уровень в России составляет 17 683 рубля. Ежемесячный доход А. Миллера или Г. Грефа (по сведениям, приведенным агентством Regnum) превышает 65 000 000 рублей. Вполне вероятно, что реальные поступлений в их кошельки еще выше, но еще в 2015 году главы корпораций получили разрешение не раскрывать эту сверхконфединциальную информацию. А попытки некоторых СМИ докопаться до истины и опубликовать результаты своих изысканий, наталкивались на иски со стороны топ-менеджеров.

Средняя месячная зарплата в обозначенном Росстатом размере 63 784 рубля получается таким образом при сложении дохода одного из вышеуказанных руководителей и 1400 бедолаг, сидящих на «минималке». Вот такая хитрая арифметика. И недаром наш президент озаботился проблемой ценообразования в автомобильной отрасли, поскольку разрыв между стоимостью машин и реальными зарплатами достиг уже критических размеров. И, увы, в обозримом будущем никакого облегчения не прогнозируется.

Фото: globallookpress.com

Если министр экономического развития Максим Геннадьевич Решетников заявляет, что инфляция в России по итогам 2022 года составит 12–12,4%, то уж ценники на автомобили будут переписываться опережающими темпами (причем в условиях образовавшегося тотального дефицита — экономически необоснованно). Недаром китайцы продают свои машины на нашем рынке с наценкой как минимум в 30% — все равно купят.

Между тем, правительством в качестве реанимационных мер предлагаются гомеопатические средства. Программа льготного автокредитования, распространяющаяся на семьи минимум с одним несовершеннолетним ребенком, на врачей, на учителей и в ближайшем будущем на участников СВО, вряд ли кардинально может улучшить положение. Субсидия покрывает только 20% от стоимости автомобиля, что явно недостаточно.

Что же, будем ждать, когда цена на продукцию АВТОВАЗа сравнится с ценой на изделия КБ «Сухого»? А так и произойдет, если не будут жестко применяться антимонопольные меры, на корню пресекающие картельный сговор. И для этого требуется нечто большее, чем введение льготных программ. Необходимо создать прозрачную систему регулирования ценообразования в загибающейся отрасли, причем совсем не для оправдания сверхдоходов топ-менеджеров, а для устранения перекосов, накопившихся за десятилетие свирепствовавшего в ней пофигизма.