ЧИСТИЛЬЩИКИ

Большинство автомобилистов убеждены: самые отъявленные взяточники из милицейских служат в ГИБДД. Начальник отдела оперативного реагирования Главного управления собственной безопасности МВД России Алексей САПРЫКИН, с таким категоричным суждением не согласен.

Большинство автомобилистов убеждены: самые отъявленные взяточники из милицейских служат в ГИБДД. Там, мол, чуть ли не весь личный состав поголовно берет взятки с водителей и прикрывает преступников, связанных с угонным бизнесом. Однако начальник отдела оперативного реагирования Главного управления собственной безопасности МВД России Алексей САПРЫКИН, как выяснил корреспондент “МКмобиля” Дмитрий КУЗЬМИН, с таким категоричным суждением не согласен.

Скажите, насколько коррумпирован личный состав ГИБДД?

— Может быть, и хотелось показать свою осведомленность в этом вопросе, но точными данными на этот счет я не располагаю. У нашей службы нет цели уличить всех сотрудников ГИБДД в мздоимстве и посадить их за решетку. Это же невозможно... Тем не менее в этом году совместно с городской прокуратурой мы провели проверку многих столичных подразделений ГИБДД и территориальных ОВД ГУВД. О масштабах этой проверки говорит хотя бы тот факт, что в операции участвовало более 200 сотрудников УСБ МВД и прокуратуры. При проверке были установлены причины и условия, которые способствуют развитию коррупции среди сотрудников милиции, по своей работе связанных с автотранспортом. К примеру, не думаю, что раньше никто не знал, как обстоят дела с машинами, числящимися в Федеральном розыске в том числе и по линии Интерпола, но которые без особых проблем легализуются в России.

Регистрируем криминал

— Какие же недостатки вам удалось выявить?

— Например, плохо контролируется учетно-регистрационная деятельность. Не секрет, что в некоторых подразделениях ГИБДД полным ходом идет торговля крадеными ПТС. Пропажи техпаспортов не расследуются, и по этим фактам не проводятся служебные проверки. Да и собственно заявления от должностных лиц о случаях воровства ПТС поступают лишь после их реализации. При этом сам бланк ПТС признан документом строгой отчетности, и его пропажа — форменное ЧП! Для каких целей воруют эти документы? Допустим, украли 500 незаполненных бланков техпаспортов. Со временем украденное напрямую реализуется “автовладельцам” (а точнее, представителям преступных группировок), которые по “левым” документам ставят на учет криминальную машину. Единственное условие этой незаконной сделки — владелец автомобиля должен через определенное время вновь явиться в ГИБДД и заявить о пропаже или хищении своего “темного” техпаспорта. Официально оформляется утрата документа, и автовладельцу выдается абсолютно легальный ПТС.

— По нашей информации, в московском ОТОР-1 УГИБДД бесследно пропали более 600 техпаспортов! Документы исчезли по схеме, которую вы описали?

— Практически во всех случаях, где заявляется о кражах ПТС, делается это умышленно. Всем же ясно — обыкновенному воришке эта бумажка не нужна. Исчезают ПТС для дальнейшего извлечения из него прибыли. Сегодня рынок фальсифицированных техпаспортов поделен и контролируется международными преступными группировками. Бандиты пользуются “дырами” не только в учетно-регистрационной системе ГИБДД. Вот еще один пример. Мы выяснили, что злоумышленники прекрасно осведомлены, на каких фабриках Гознака печатается этот документ. Они вступают в преступный сговор с ответственными людьми из типографии — и вместо одного, официально заказанного комплекта ПТС, дополнительно печатается еще комплект-“двойник”.

Другой канал получения ПТС криминальным сообществом — таможенные службы. В последний раз мы выявили пропажу из таможни... 800 ПТС (!). И не исключена возможность, что все они будут использованы для легализации криминальных автомобилей.

— Неужели новые бланки ПТС исчезают из отделов ГИБДД прямо-таки бесследно и схватить за руку мошенников в погонах невозможно?

— После заявления об утрате “темного” техпаспорта и выдачи легального все документы, подтверждающие факт выдачи ворованного техпаспорта, уничтожаются полностью. После ликвидации первичной документации установить, когда именно приобреталась машина и точное время ее постановки на учет, практически невозможно. Соответственно, доказать факт воровства и уничтожения документов крайне сложно.

Совместно с Главным правовым управлением МВД России нами установлены противоречия в действующей нормативно-правовой базе ГИБДД. Вот конкретные примеры. По приказу №624 первичные документы по регистрации автомобилей уничтожаются через три года. Но он противоречит другому приказу — №674 (кстати, оба приказа — одногодки). Согласно ему те же документы ликвидируются только после прошествии пяти лет.

По большому счету, эти нестыковки не являются причиной роста криминала в госавтоинспекции: вся документация, как правило, уничтожается гораздо раньше даже тех минимальных трех лет. Но сам факт наличия противоречий в столь серьезных документах наглядно иллюстрирует общую неразбериху в органах ГИБДД.

— Сколько уголовных дел заведено по результатам вашей проверки?

— Более 500.

— Вы надеетесь, что все они дойдут до суда?

— Очень сомневаюсь, что хоть одно из них попадет в руки судей.

Увы, следствие по этим делам не ведется, и будут ли они вообще находиться в работе — неизвестно.

— И нет никакой надежды?

— Оригиналы всех документов, которые были изъяты во время проверки, находятся у нас. Если бы следователи прокуратуры занимались этими делами, то мы бы обязательно получили запросы по выдаче документов. На сегодняшний день они к нам не поступали. Более того, мы заранее знали, что возбужденные нами уголовные дела если и дойдут до суда, то в единичных случаях. По большинству уголовных дел расследование будет приостановлено из-за невозможности доказать преступный умысел уничтожения первичных документов.

Скажу еще раз — перед нами стояла задача не поймать как можно больше нечистоплотных сотрудников ГИБДД, а обратить внимание ответственных чиновников и руководителей силовых структур на проблему организации регистрации и постановки на учет автомототранспортных средств.

— И что-нибудь изменилось после проведения столь масштабной “зачистки”?

— Вряд ли. Конечно, стараются изменить работу ГИБДД, но в основном это связано, если можно так выразиться, с культурой обслуживания населения. Инспекторам рекомендуется более вежливо общаться с гражданами, открываются дополнительные “окошечки” для более удобного и быстрого проведения процедуры оформления документов и т.д. и т.п. Но, по сути, ничего не изменилось: ворованные автомобили по-прежнему легализуются.

Что еще хотелось бы отметить: одними проверками эту проблему не решить. Прежде всего сами силовые ведомства должны заинтересоваться решением вопроса и навести у себя порядок. Например, в таможне, где мы возбудили 80 уголовных дел по фактам контрабанды, на все наши вопросы, собираются ли они вести свои подследственные дела, Верещагины отвечают: “А нам это не нужно”.

У нас есть вопросы к погранвойскам, которые, по некоторым данным, иногда открывают “окна” на границе для нелегального ввоза автомобилей. К налоговой полиции, где пока мало задают вопросов людям, указывающим в своей декларации доход в 6 тыс. рублей, но покупающим автомобиль за 70000 долларов. Ну и конечно же, к ГИБДД. Все эти службы должны навести у себя порядок, иначе бизнес на криминальных машинах будет процветать и дальше.

Сейчас, по крайней мере, он явно идет в гору. Парк подержанных иномарок постоянно растет. Соответственно, увеличиваются масштабы коррупции. В связи с принятием нового Уголовно-процессуального кодекса РФ из органов уходят лучшие кадры. На их место приходят молодые, но малоопытные сотрудники, незнакомые со всеми тонкостями и спецификой нашей работы. Их легко втянуть в преступный бизнес и с ними проще сторговаться.

Преступное лобби

— И много негатива внес в работу милиции новый кодекс?

— Он был пролоббирован заинтересованными лицами и кроме вреда милиции ничего не принес. Сейчас произойдет резкий всплеск преступности, так как все бандиты прекрасно знают — новый закон полностью на их стороне. С его помощью легко противодействовать правоохранительным органам. Но это еще полбеды. Основная проблема вот в чем — когда волна преступности достигнет пика и общество поймет, что до катастрофы остался один шаг, то на государственном уровне примут очередной “нехороший” закон. Пойдет обратный откат. За решетку может угодить масса невинных людей.

И причина будет не только в том, что новый закон сверхжесткий, а просто, как я уже сказал, в правоохранительных органах на тот момент останется слишком мало профессионалов.

— Во многих подразделениях милиции до сих пор существует пресловутый план по количеству составленных протоколов, по раскрытию краж и задержаний. Как работает ваш отдел?

— Иначе. Нам может позвонить любой гражданин и сообщить о противоправных действиях милиционеров. Каждое заявление тщательно изучается и разбирается. Если обстоятельства дела таковы, что медлить нельзя, то у нас есть полномочия на оперативные действия. Так, например, было с задержанием группировки, которая за взятки снимала автомобили из базы розыска. Дело обстояло так. К нам пришел гражданин и сообщил, что через два часа он передаст за такую услугу 4 тыс. долларов. Деньги заявитель принес с собой. Купюры мы пометили, гражданина проинструктировали, а также сообщили, что если с его стороны это провокация и он таким образом хочет отомстить милиционеру, то может сам попасть под уголовную статью. Дальше все было делом техники. В прямом и переносном смысле.

Связанные одной цепью...

— С кем сложнее работать — с бандитами или с милиционерами?

— Даже самый плохой милиционер — представитель закона. Он не понаслышке знаком со многими нюансами действующего законодательства и методами работы правоохранительных органов. В отличие от простых бандитов, нечистоплотным милиционерам практически всегда удается организовать высококачественное противодействие.

— Насколько развита круговая порука в органах ГИБДД?

— Поймите, один сотрудник не в состоянии провернуть дело с теми же ПТС. Он обязательно состоит в сговоре с преступной группировкой и с такими же сотрудниками милиции. Степень развития круговой поруки в ГИБДД я комментировать не буду — точных цифр здесь назвать нельзя, а зазря обижать голословными заявлениями честных милиционеров не хотелось бы.

Вы можете провести свое собственное расследование. И если вам удастся найти факты, подтверждающие, что, скажем, в ГИБДД начальниками отделов становятся за год-два до ухода на пенсию для того, чтобы перед заслуженным “срубить капусту”, то проблема круговой поруки в ГИБДД будет уже четко обозначена.

— У ГИБДД есть свой контрольно-профилактический отдел. Его функции схожи с УСБ МВД. Как вы оцениваете его работу?

— Во-первых, КПО никоим образом нельзя сравнивать с УСБ. У КПО нет полномочий для проведения дознания и развертывания оперативно-розыскной деятельности. Если в КПО приходит заявление от гражданина с жалобой на, например, действия определенного инспектора ДПС, то его сотрудники обязаны выехать на место во всем разобраться и доложить своим руководителям.

Как использует полученный материал руководство ГИБДД — большой вопрос. Лично я не видел ни одного уголовного дела, возбужденного по материалам КПО. По моему мнению, данная служба надуманна. Мы знаем о ее существовании, но чем конкретно она занимается — остается загадкой. Во всяком случае конкретных результатов деятельности КПО пока не видно.