ЭЛЕКТРООБМАН

Во многих моделях автомобилей зарубежного производства установлены т.н. электронные носители информации. При продаже краденой машины преступники используют их как неоспоримое доказательство “чистоты” автомобиля...

Идентификационную маркировку автомобиля, как правило, наносят на элементы кузова, агрегаты и таблички. Во многих моделях автомобилей зарубежного производства установлены и так называемые электронные носители информации. При продаже краденой машины преступники используют их как неоспоримое доказательство “чистоты” автомобиля. Аргумент таков: на железе, конечно, можно перебить номера, но в электронном виде идентификационный номер (VIN) изменить невозможно. Так ли это на самом деле?

Саму маркировку производители выполняют в виде съемной микросхемы или размещают как часть информации в общем блоке. Первый вариант. Находящийся в электронном виде автомобильный идентификационный номер “зашит” таким образом, что прочитать его можно и без дополнительного оборудования. На BMW 5-й серии до 94—95-го года для этих целей применяли ПЗУ (постоянно запоминающее устройство) в виде микрочипа. В его память вносили соответствующий номер, который при необходимости можно высветить на панели приборов автомобиля простым нажатием кнопки. Само же ПЗУ располагается в тыльной часть приборной панели и опломбировано. Если на пломбе обнаружатся следы склеивания или надломы, то это косвенный признак, что микрочип подвергался перепрограммированию. Другими словами — незаконному изменению идентификационного номера.

Перепрограммировать ПЗУ сложно: надо иметь дорогую аппаратуру и владеть соответствующими знаниями. Поэтому преступники чаще всего просто меняют “родной” чип на российский аналог. Выявить подмену удается лишь по цвету корпусов. У немцев ПЗУ сине-голубого цвета, отечественные же — коричневого. Откуда они появляются? А вспомните про целую армию безработных инженеров-электронщиков, не знающих, куда приложить свой талант, и о запыленной аппаратуре в полупустых НИИ ВПК бывшего Союза.

Второй вариант средств электронной идентификации автомобиля значительно сложнее. Однако он имеет еще больше причин, чтобы в России к ней относились весьма скептически. Суть в следующем. В систему электронного оборудования автомобиля вводится его VIN, а для его прочтения уже требуется специальный диагностический процессор. Создают такие процессоры сами компании-производители и продают их только своим официальным дилерам и ремонтникам. Например, у Mercedes с кузовами серии W-140, C-140, W-120 и C-120 для прочтения идентификационного номера, “зашитого” в одном из блоков системы зажигания, понадобится процессор ННТ (в народе — “хохотушка”). Это прибор размером в половину “дипломата” с жидкокристаллическим дисплеем, целой системой проводов и клавиатурой управления. При помощи “хохотушки” можно не только вывести на дисплей VIN, но и легко его изменить. Причем без всяких следов былого номера и признаков подделки.

Диагностические процессоры — техника недешевая. На черном рынке американская аппаратура для изменения электронной маркировки (краденая или нелегально собранная) стоит около $5—7 тысяч (в зависимости от моделей машин). Заказ на изменение VIN обходится клиенту примерно в тысячу долларов. Факт того, что такого рода техника ходит по рукам, подтверждается массой газетных объявлений типа: “меняю пробег и электронную маркировку”. Все эти незаконные манипуляции с автомобильной электроникой совершаются ради единственного человека — будущего покупателя. Этому лоху при осмотре автомобиля укажут на светящийся дисплей с “правильными” цифрами как на неоспоримое доказательство подлинности всех идентификационных номеров.

И какое же у людей бывает удивление, когда они наблюдают, как эксперт из отделения милиции при осмотре автомобиля и не вспоминает про электронные носители информации. Для спецов электронная идентификация абсолютно ничего не значит. Во-первых, для выявление подлога ПЗУ нужно провести аккуратный демонтаж торпедо. А на это надо найти время, желание и опыт. Вывод: лучше более тщательно осмотреть другие, более доступные “механические” маркировки. Во-вторых, для считки VIN требуется диагностический процессор. Эта задача для наших правоохранительных органов в принципе невыполнима! Экспертно-криминалистический центр МВД РФ уже несколько раз пытался по официальным каналам приобрести процессор. Но на свои запросы ЭКЦ всегда получал отрицательный ответ: “Ваш Центр не является официальным сертифицированным дилером или сервисным центром компании “Mercedes”. Свободны.