Наводчики с большой дороги

Наверняка все слышали о наличии такой “должности” в преступном синдикате, как наводчик. Неприметная работенка, но очень важная.

Наверняка все слышали о наличии такой “должности” в преступном синдикате, как наводчик. Неприметная работенка, но очень важная. В основном услугами информаторов пользуются квартирные воры. Но, судя по всему, дорожные грабители также не прочь выйти на дело по наводке.


Холостяк Иван Степанович давно мечтал о телевизоре нового поколения: с плоским да широким экраном, оснащенном мощным звуком и массой всякой комфортной мелочовки... Копил денежку Иван Степанович почти полтора года, во всем себе отказывая. Водки не пил, девчонок по кабакам не водил. Так, на кухоньке пообщается с очередной пассией, и баиньки.

В начале марта этого года до заветной суммы оставалось совсем чуть-чуть, не хватало каких-то 4 000 рублей. Но Степанычу было уже невтерпеж — не выдержала его душа, затребовала праздника. Тут ему еще на работе кто-то из коллег на ушко шепнул, мол, все, “баста карапузики, кончились танцы” — вот-вот грянет новый дефолт и “опустят” заново весь рассейский народ в нищету. Струхнул Степаныч не на шутку, а еще внутренний голос над ним подтрунивает да советы каверзные дает: “Бери у знакомых взаймы и дуй на рынок в Москву, иначе останешься и без телевизора, и без денег”. Плюнул в сердцах на свой жизненный принцип Степаныч не брать в долг, да засеменил по друзьям.

Случайный благодетель

К несчастью для Степаныча, только–только отгромыхала международная дамская попойка. После 8-го марта в карманах и заначках у его знакомых был полный голяк. Все грохнули свои сбережения на ублажение прекрасной половины человечества. И про себя, любимых, мужики, однако, не забыли — налицо двойной перерасход приключился. До новой же получки — как до Китая задним местом, а ведь жить на что-то надо. В общем, горю Степаныча все сочувствовали, но помочь ничем не могли. По-дружески закадычные кореша советовали “не гнать лошадей” и обождать. Но коль в голову нашего мужика что втемяшилось, то не выбить эту гадость из его башки ни добрым советом, ни топором.

После долгих и безрезультатных мытарств по друзьям и знакомым Степанычу улыбнулась удача. Случайно на улице он встретил своего однокашника Серегу. Не виделись, наверное, лет десять. Хлопнули по бутылочке пивка, потом обмыли встречу водочкой. По ходу разговора поделился Степаныч с Серегой своей бедой. Изложил он все подробно, с нюансами. Даже поведал, когда поедет за покупкой, куда деньги спрячет. Ведь на дороге может всякое случиться. Сжалился над бедолагой Серега и дал на месяц Степанычу 150 “зеленых”. На том и расстались.

11 марта Степаныч отпросился с работы и засобирался в столицу. Из его подмосковного Марьина до Первопрестольной на автомобиле добираться около двух с лишним часов. Степаныч хотел попасть на рынок в первой половине дня, так что свою старенькую “копеечку” из гаража выгнал спозаранку и в путь тронулся затемно. Примерно через 40 минут езды “копейку” на большой скорости обогнала милицейская машина. Степаныч не придал этому никакого значения — мало ли срочных дел у милиционеров, чтобы так лихо разъезжать. Однако через десять минуть он опять увидел этот же патрульный автомобиль, уже на обочине. На дороге стоял человек в милицейской форме и, активно жестикулируя полосатым жезлом, приказывал Степанычу остановиться.

Стандартное милицейское речитативное приветствие, понять из которого можно лишь одно — в ментовку набирают людей исключительно с нарушением дикции. Ну да ладно. Инспектор пригласил Степаныча присесть в патрульную машину к своему напарнику. Проверка документов, экспресс-тест на алкоголь, краткие ответы на вопросы типа “куда направляешься” и “откуда родом”. На все про все вместе с пожеланием счастливого пути ушло около 7—10 минут. Явно многовато. Позднее Степаныч понял, почему разговаривавший с ним инспектор долго изучал документы, выдерживал внушительные паузы между вопросами, да и вообще слишком часто поглядывал в зеркало заднего вида — явно чего-то ждал и тянул время.

Оборотни

Через 20 минут после ментовской проверки неуловимое чувство тревоги заставило Степаныча остановиться и проверить свой самопальный тайничок под передним пассажирским сиденьем. Денег в нем не обнаружилось. Хотя Степаныч точно помнил, как давеча бережно уложил сюда всю свою наличность, собранную на заветный телек. Слава богу, инфаркт Степаныча не скрутил. Он бодро развернулся и, “раскочегарив” свою “копейку” до предела, рванул в обратный путь.

Ясное дело, злополучной патрульной машины уже давно и след простыл. В милицию Степаныч не стал обращаться. Хотя через своих знакомых в правоохранительных органах все-таки навел кой-какие справки. Ему ответили, что вряд ли его обокрали настоящие милиционеры. В тот день никаких патрулей на этой трассе не было, и скорей всего грабеж — дело рук “оборотней”. Еще Степанычу посоветовали “раскинуть мозгами” на тему: “Кто из близких ему людей мог знать о тайнике и времени запланированного вояжа в столицу”. Ведь ясно, что грабеж совершен по наводке. И тут Степаныча осенило. Серега, однокашник, добрый малый — только он знал о поездке, деньгах и тайнике.

Оперативно найти Серегу не удалось. По некоторым данным, он покинул родной городок, а в каком направлении — неизвестно. Теперь Степанычу остается лишь ждать, когда “добродетель” сам явится в гости за долгом.

Когда грабят честных людей и они лишаются своих кровно заработанных — бедолаг очень жалко. Но вот парадокс — иногда на жалость “пробивает”, когда ловят самих преступников.

Замкнутый круг

Восемь лет за разбой “от звонка до звонка” оттрубил в колонии строгого режима Кирюха. Вернулся — ни жены, ни друзей, никого вокруг. Месяц искал работу по всей Москве, но устроиться все никак не удавалось. Катастрофическое безденежье в конце концов довело парня до ручки, и он “сорвался”. Кирюха в срочном порядке стал “наводить мосты” со своими знакомыми из преступного мира. Те порекомендовали заняться угонами автомобилей. Дескать, дело не особо рисковое, зато доходное. Для набора опыта подсказали начать со стареньких иномарок.

Взяли Кирюху на первой же Audi 80 лохматого года выпуска. Все произошло случайно. Сейчас гаишники, курсируя по городу, на ходу по госномерам проверяют (с помощью ноутбука по электронной базе розыска и регистрации) подозрительные на их взгляд авто. При этом сами владельцы машин в этом не участвуют — их останавливают, только если возникают вопросы. Кирюха “погорел” на том, что на угнанную Audi нацепил госномера от “Запорожца”. Это и привлекло внимание работающих в объединенном патруле сыщиков из седьмого отдела МУРа и инспекторов ДПС. После задержания Кирюха не стал отпираться и во всем сразу же сознался. Его судьбу теперь будет решать суд.