Ликвидация прошла успешно

Проезд правительственных кортежей — все равно что мигрень, от которой невозможно избавиться. Но похоже, что чудодейственная пилюля от сей неприятной болезни найдена.Об этом рассказал нашему корреспонденту Дмитрию ЗЛЕНКО начальник отдела ГИБДД УВД Юго-Западного округа столицы Михаил ПОРТАШНИКОВ.

Проезд правительственных кортежей — все равно что мигрень, от которой невозможно избавиться. Долгие часы ожидания знакомы любому моторизованному москвичу, чей путь пролегает вблизи Ленинского проспекта. Но похоже, что чудодейственная пилюля от сей неприятной болезни найдена. Об этом рассказал нашему корреспонденту Дмитрию ЗЛЕНКО начальник отдела ГИБДД УВД Юго-Западного округа столицы Михаил ПОРТАШНИКОВ.


— Каждый округ Москвы знаменит по-своему. Юго-Западный, пожалуй, известен “пробками”, вызванными проездом правительственных кортежей…

— Это совершенно неверное мнение. Вы, вероятно, давно не ездили по нашему округу. В случаях, когда обеспечиваются какие-либо специальные мероприятия, действительно перекрываются некоторые участки дорог, но рядовым автомобилистам вовсе не приходится ждать, когда эти участки откроют вновь. Мы организуем службу ДПС таким образом, чтобы пропускать транспорт по Профсоюзной улице, по Севастопольскому проспекту… Иногда, разумеется, бывают затруднения, но транспорт двигается. Поэтому говорить о проблеме “пробок” на Юго-Западе столицы не совсем правильно — нам удалось их победить.

— Другими словами, сегодня речь может идти только о затруднениях в движении. А часто ли вялотекущее движение транспорта становится причиной ДТП?

— ДТП — это следствие стечения разнообразных обстоятельств и факторов. Каждый из которых оказывает значительное влияние на безопасность дорожного движения независимо от того, идет ли речь о технических возможностях автомобиля, конструктивных особенностях дорог, нормативной базы и строгости ее исполнения, качества подготовки водителей и пропаганды... В случаях, когда какой-либо из факторов “не срабатывает”, появляется вероятность ДТП. Наиболее важный, по-моему, — это социальный фактор, то есть результат действий людей, исполнения ими функций, их профессионализм, привычки, психические особенности, установки в поведении. Даже самое совершенное техническое транспортное средство и хорошее оснащение дорог при низкой дисциплине участников движения приводят к росту ДТП. Поэтому заторы вовсе не являются причиной дорожных происшествий, они просто-напросто провоцируют безответственных водителей совершать нарушения. Конкретный пример: остановилось движение, кто-то из водителей психанул и выехал на полосу встречного движения, в результате — ДТП. Некоторые водители объезжают “пробки” и затруднения по тротуарам — происходят наезды на пешеходов. То есть говорить, что аварии происходят только из-за “пробок”, — это в корне неправильно.

— Вы перечислили факторы, приводящие к ДТП, и у меня сложилось впечатление, что авария — это далеко не несчастный случай…

— Водитель приехал на стройку, поставил машину под разгрузку. Вдруг проваливается грунт, и грузовик подминает под себя человека… Это несчастный случай, поскольку несчастным случаем можно называть лишь те ситуации, когда человек принял необходимые для безопасности меры, но вмешался посторонний фактор, скажем, оказалась бракованная деталь ходовой части. Эту ситуацию нельзя было спрогнозировать. В большинстве же своем ДТП — это совсем не несчастный случай. Недаром же существует несколько видов ДТП: столкновение, опрокидывание, наезд на пешехода, наезд на велосипедиста… Порядка 9 видов дорожно-транспортных происшествий, которые классифицируются как неумышленные, но говорить, что они — несчастный случай, — это очень по-обывательски. Почти любое ДТП — нарушение Правил дорожного движения и технической эксплуатации авто.

Даешь КоАП «сегодняшнего дня»!

— Кривая нарушений и ДТП стремительно ползет вверх с тех самых пор, как вступил в силу новый КоАП. По-вашему, это все из-за того, что водители чувствуют свою безнаказанность?

— На мой взгляд, кодекс остается еще непонятым до конца. Многие его воспринимают как факт послабления давления со стороны правоохранительных органов. А это не так. Данный КоАП очень перспективен. Документ имеет далеко идущие, правильные ориентиры, но он очень рано принят, поскольку не решены главные вопросы, определяющие аварийность на дорогах. Это — кодекс будущего.

— А каким же должен быть кодекс сегодняшнего дня?

— Однажды древнегреческого философа Солона спросили: “Как изжить преступность среди людей?” На что он ответил: “Нужно, чтобы пострадавшему и непострадавшему было одинаково тяжело”… Я вовсе не хочу сказать, что такой принцип — панацея от бед, но сегодняшние реалии таковы, что потерпевший остается глубоко разочарованным гражданином, а правонарушитель чувствует себя героем, ушедшим от наказания. Вся проблема в том, что у водителей пока нет чувства ответственности. Многие садятся за руль в нетрезвом состоянии и оправдывают себя тем, что с ними ничего не случится, что они суперклассные водители… У таких граждан нет понимания того, что они совершают практически преступление. Грань между административным правонарушением и составом уголовного преступления в нашем случае призрачна. Поэтому КоАП сегодняшнего дня должен быть воспитывающим в участниках дорожного движения ответственность и дисциплину.

— Ну а каким образом можно повысить степень ответственности?

— Полагаю, что в настоящее время только административными и техническими мерами. В нашем округе мы уже предприняли первые шаги в этом направлении. Есть очень хорошие отечественные разработки приборов видеофиксации нарушений. Мы обратились к префекту округа, и он помог нам приобрести их. Подобная техника необходима в нашей работе, поскольку выезд на полосу встречного движения, проезд на запрещающий сигнал светофора, превышение скорости более чем на 60 км/ч доказать очень сложно. Многие нарушители в суде доказывают свою невиновность, хотя они виновны на сто процентов. Проблема в том, что доказательной базы, не построенной на “свидетельствах” технических средств, не всегда достаточно в судах.

— А быть может, воспитывать водителей нужно, начиная с автошкольной скамьи?

— Безусловно. В автошколах необходимо преподавать не только ПДД, основы устройства автомобиля, практические навыки вождения, но и такой предмет, как этика поведения на дороге. Систему подготовки водителей нужно совершенствовать и как можно скорее. Постоянно растущее число автомобилей в таком огромном мегаполисе, как Москва, изменил все привычные нам ранее представления о поведении на дорогах. Многие, особенно люди поколения 40—50-х годов, живут прежними стереотипами. Думаю, что нам всем (я имею в виду сотрудников ГИБДД, журналистов, социологов, психологов, педагогов, представителей законодательной и исполнительной власти) необходимо определить (и широко, а главное — доходчиво доводить до граждан) установку в поведении на проспектах, улицах и улочках нашего города.

Штрафовать! Нельзя прощать

— Вернемся к авариям. Какие наиболее распространенные ДТП на Юго-Западе столицы и что является их причиной?

— Одна из основных причин — проезд на запрещающий сигнал светофора. Все знают, что на “красный” ездить нельзя, тем не менее 4—5 водителей все равно проезжают, якобы “не успели освободить перекресток”. А с противоположного направления уже тронулись водители на зеленый свет. Это, кстати, одна из причин заторов на перекрестках. Почему такое происходит? За это грубое нарушение штраф — 100 рублей. А вот если бы за проезд на “красный” было бы возможно применить меру административного наказания, связанного с лишением права управления транспортными средствами, то, смею заверить, и нарушений, и ДТП стало бы на порядок меньше.

Если говорить о наиболее типичных ДТП, то лидируют наезды на пешеходов, затем столкновения транспортных средств, наезды на препятствия…

— Пешеходы сами бросаются под колеса или же в наездах виновны водители?

— И те и другие участники движения в равной степени безответственно относятся к вопросам безопасности.

— В районе метро “Теплый стан” частенько наблюдаю картину, как маршрутки объезжают “пробки” по тротуарам и при этом словно не замечают пешеходов. Ведется ли борьба с такими нарушителями?

— Однозначно ведется. Правда, штраф, предусмотренный за это нарушение, смехотворный (50 рублей!), и поэтому нарушителей меньше не становится. Мы составляем протоколы по каждому факту нарушения ПДД водителями маршруток и направляем информацию их непосредственным руководителям. А вообще, по-хорошему за движение по тротуарам нужно лишать “прав”. Только такая жесткая мера поможет изменить ситуацию в лучшую сторону. Изъятие водительского удостоверения действует на нарушителей безотказно, и, наверное, вопрос о неизъятии “прав” за “незначительные” нарушения оказался принятым преждевременно. Судите сами: водитель объехал затор по тротуару, инспектор составил протокол и, по сути, отправил его в свободное плавание. Большая часть нарушителей не оплачивает штрафы, а значит, не ощущает применения карательных мер. Пока в рамках существующих нормативных актов постановление об административном наказании дойдет до нарушителя, то есть будет исполнено, сам нарушитель о своем проступке уже и забудет. Отсюда и ощущение безнаказанности. У людей, к сожалению, нет внутреннего правоохранительного клапана, который бы срабатывал независимо от того, есть ли поблизости человек с жезлом или нет.

— Вообще маршрутки доставляют вам много проблем?

— Что касается соблюдения согласованных с нами условий — да. При оформлении разрешительных документов существуют специальные маршрутные карты, в которых конкретно указано: где остановки, где места для разворотов, где места для парковки… Но многие водители маршруток игнорируют эти требования. В отличие от автобусов Мосгортранса, маршрутные такси работают по принципу заполняемости — водитель не поедет, пока не заполнятся все места. Значит, ему надо стоять и ждать. А ждут они в тех местах, куда подходят рейсовые автобусы. Скажем, у станции метро “Теплый Стан” раньше общественный транспорт занимал по два-три ряда. Сейчас мы решили эту проблему: отодвинули маршрутки от остановок рейсовых автобусов, выделили спецполосу для движения общественного транспорта.

«Озеленяем» улицы

— У каждого округа есть своя специфика...

— Юго-Западный округ имеет специфику спального района Москвы. Это означает упрощенно, что утром все выезжают из него, а вечером приезжают. Поэтому и работа ДПС организована сейчас таким образом, что инспектора делают так называемые протяжки и обеспечивают движение транспорта в часы пик: утром с 7.45 до 8.45, вечером — с 17.00 до 19.30.

— В свое время было такое понятие, как “зеленая волна”. Быть может, пришло время настроить столичные светофоры на такой режим работы?

— “Зеленая волна” существует и ныне. Скажем, светофоры на Профсоюзной работают в этом режиме. Но “зеленая волна” рассчитана на идеальную ситуацию, а жизнь вносит свои коррективы: из-за ДТП образуется заторовая ситуация, которая сбивает цикл, и “зеленая волна” превращается в “красную”. От того, как быстро сумеют приехать инспектора и оформить происшествие, зависит эффективность “зеленой волны”. К сожалению, людей для такой оперативной работы нам не хватает.

Криминал в обломе

— Часто ли в вашем округе происходят угоны?

— Как и в любом другом округе Москвы, от 3 до 11 машин в сутки. Эти цифры мы всеми силами пытаемся снизить. В январе этого года создали отдельный взвод по борьбе с преступностью на дорогах, в котором работают 25 человек. Я и мои заместители приложили немало усилий, чтобы оснастить взвод машинами, рациями, компьютерами… Проблем, конечно, еще много, но эффект от работы налицо. Было несколько очень серьезных инициативных задержаний, и я надеюсь, что некоторых сотрудников наградят правительственными наградами.

В качестве эксперимента в прошлом году мы применили систему считывания номерных знаков и их проверки по базе угонов. Получили положительный результат. Но, к сожалению, из-за высокой цены мы пока не можем приобрести это оборудование.

— Существует ли в Юго-Западном округе проблема подставных аварий?

— Случаи нами зафиксированы, но сказать, что в округе существует система подставных аварий, нельзя. В этой проблеме эмоциональная составляющая превалирует. У нас в отделе имеются сотрудники, которые профессионально занимаются проработкой этого вопроса. Ведь вы сами знаете, что нащупать грань между подставой и неподставой очень сложно, но как только появляется сигнал, мы его скрупулезно прорабатываем, раскладываем буквально по косточкам и полученные данные направляем в соответствующие органы. На каких улицах чаще всего происходят подставы, ответить затрудняюсь, поскольку излюбленных мест подставщиков в нашем округе нет. И вообще, случаи подобных аварий у нас единичны. Не даем преступности разгуляться.

Своевременные мысли

— Поговорим об “автогражданке”. Не кажется ли вам, что обязательное страхование может привести к новому всплеску безалаберности в водительской среде? Ведь получается, что за причиненный ущерб платить не придется...

— Такая ситуация вполне возможна. Но решение об обязательном страховании гражданской ответственности тем не менее очень своевременное и правильное. С введением обязательного страхования мы делаем огромный шаг навстречу цивилизованному общению между гражданами и правоохранительными органами…

— Вполне очевидно, что с обязательным страхованием прибавится работы и ГАИ, ведь всякая, даже мелкая, авария не будет обходиться без регистрации…

— Эту проблему мы ощущаем уже сейчас. Это очень серьезное напряжение в работе. Пришлось разработать особый график приема населения: при оформлении ДТП инспектор согласует дату прихода и приема участников аварии с дежурным. То есть мы не приглашаем людей с 9 до 18, а назначаем им на конкретное время.

Ну, за мечты!

— Быть может, это покажется вам философским вопросом, но скажите, у вас есть профессиональная мечта?

— Наверное, весьма банальная, но мне хотелось, чтобы зарплата у сотрудников ГАИ стала достойной, а профессия сотрудника ГАИ — престижной… Хочется, чтобы у сотрудников были максимально комфортные условия работы, и, между прочим, кое-что в этом направлении мы уже сделали: отремонтировали служебные помещения, оборудовали каждое рабочее место компьютером… Я стараюсь делать все, чтобы и сотрудники ГАИ, и граждане, приходящие к нам по делам, не испытывали неудобств.